УДК 352

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ НА МУНИЦИПАЛЬНОЙ СЛУЖБЕ КАК ОБЪЕКТ АНТИКОРРУПЦИОННОГО КОНТРОЛЯ

Гусельникова Ольга Юрьевна
Уральский институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
студентка 3 курса факультета «Государственное и муниципальное управление»

Аннотация
В статье рассматривается сущность конфликта интересов на муниципальной службе как объекта антикоррупционного контроля. Автор проводит исследование природы данного явления, особое внимание уделено причинам его возникновения, а также способам урегулирования и ключевым проблемам в данной теме. Произведен обзор нормативно-правовых источников по теме, в качестве эмпирической базы исследования выступает опыт комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов Администрации города Сургут.

Ключевые слова: комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов, конфликт интересов, коррупция, муниципальная служба, противодействие коррупции


CONFLICT OF INTEREST ON MUNICIPAL SERVICE AS AN OBJECT OF ANTI-CORRUPTION CONTROLS

Guselnikova Olga Yurievna
Ural Institute of Management of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration
3rd year student of the Faculty of Public Administration

Abstract
The article considers the essence of the conflict of interest on municipal service as an object of anti-corruption controls. The author carries out inquiry into the nature of this phenomenon, particular attention is paid to the reasons for its occurrence, as well as ways of conflict settlement and key issues in the given subject.The review of regulatory and legal of sources on the topic was produced, as the empirical basis of research supports experience the Committee compliance on requirements to official conduct of municipal employees and the settlement of the conflict of interests of the Administration of Surgut.

Библиографическая ссылка на статью:
Гусельникова О.Ю. Конфликт интересов на муниципальной службе как объект антикоррупционного контроля // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2016/07/12242 (дата обращения: 26.05.2017).

Понятие «конфликт интересов» как объект антикоррупционного контроля в сфере государственного и муниципального управления появился в российском законодательстве сравнительно недавно – с принятием Федерального закона от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

В соответствии с п. 1 ст. 10 указанного Федерального закона под конфликтом интересов на государственной или муниципальной службе понимается «ситуация, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) лица, замещающего должность, замещение которой предусматривает обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов, влияет или может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных (служебных) обязанностей (осуществление полномочий)» [1].

Существенным условием, характеризующим ситуацию конфликта интересов является понятие личной заинтересованности, под которой  в данном Федеральном законе понимается «возможность получения доходов в виде денег, иного имущества, в том числе имущественных прав, услуг имущественного характера, результатов выполненных работ или каких-либо выгод (преимуществ) лицом, указанным в части 1 статьи 10, и (или) состоящими с ним в близком родстве или свойстве лицами (родителями, супругами, детьми, братьями, сестрами, а также братьями, сестрами, родителями, детьми супругов и супругами детей), гражданами или организациями, с которыми лицо, указанное в части 1 настоящей статьи, и (или) лица, состоящие с ним в близком родстве или свойстве, связаны имущественными, корпоративными или иными близкими отношениями» [1].

Подчеркнем, что в связи с принятием Федерального закона от 05.10.2015 № 285-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления обязанности лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц сообщать о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и принимать меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов» [14] понятие конфликта интересов и личной заинтересованности было переосмыслено. Действующая на сегодняшний день трактовка отличается тем, что  понятие конфликта интересов более не касается исключительно муниципальной и государственной службы, а распространяется на лиц, занимающих любые должности, на которых законом предусматривается «обязанность принимать меры по предотвращению и урегулированию конфликта интересов» [1]. В то же время понятие «личная заинтересованность» стало приближено к европейским стандартам антикоррупционного законодательства: в нем определен довольно широкий круг лиц, с которыми так или иначе связано получение имущественных выгод.

Относительно организации процедуры предотвращения и урегулирования конфликта интересов, описанной в статье 11 Федерального закона «О противодействии коррупции», стоит заметить, что он претерпел только редакционные изменения.

Круг лиц, которые обязаны сообщать в установленном порядке о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов, а также принимать меры по предотвращению или урегулированию такого конфликта также расширен: к федеральным государственным гражданским служащим добавлены государственные гражданские служащие субъектов федерации и муниципальные служащие, замещающие свои должности на постоянной основе. Однако говорить о практической реализации данной нормы пока что рано, поскольку единственный подзаконный акт, действующий в данной сфере – Указ Президента РФ от 18.05.2009 № 558 «О представлении гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера» [15] – распространяется только на федеральных государственных служащих.

Национальный план противодействия коррупции на 2016-2017 годы, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 1 апреля 2016 года № 147 также предусматривает мероприятия, направленные на совершенствование правовых основ конфликта интересов. Так, Правительству Российской Федерации поручено обеспечить совместно с Генеральной прокуратурой Российской Федерации подготовку «предложений, касающихся расширения мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, принимаемых лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, должности государственной и муниципальной службы» [13].

Важным аспектом в рамках рассмотрения темы конфликта интереса как объекта антикоррупционного контроля, является выявление типологий конфликта интересов. На этот счет в литературе не сложилось единого мнения, однако одновременно понятная и доступная типология представлена в исследовании Нисневич Ю.А., который считает, что «типологию конфликтов интересов можно описать следующим образом: конфликт интересов, который уже существует на данный момент времени, конфликт интересов, который только начинает проявляться и появляются первые его признаки, и, наконец, конфликт интересов, который имеет лишь потенциальный характер, то есть должностное лицо имеет личный интерес, что подразумевает возможное появление конфликта, но не дает гарантии его возникновения» [3, с. 25].

О. Н. Костюк  выделяет объективные и субъективные причины возникновения конфликта интересов на государственной службе [4].

К числу объективных О.Н. Костюк предлагает относить, такие причины, как потенциальная конфликтность управленческой среды, недостатки организационной структуры и ее не соответствие задачам и функциям органа власти, законодательные пробелы, проблемы организационного характера, пробелы в определении форм и методов стимулирования персонала и др. [2, с. 237]

В перечень субъективных факторов автор предлагает включить «неудовлетворенные потребности государственных служащих (социальным статусом, денежным содержанием и т. д.); неадекватный уровень притязаний и предпочтений государственных служащих; недостаточная социально-психологическая компетентность и развитость морально-психологических качеств государственных служащих» [2, с. 338].

На наш взгляд, аналогичные причины возникновения конфликта интересов можно обозначить и на муниципальной службе.

Анализ предложенных причин возникновения конфликта интересов позволяет сделать вывод о многообразии предпосылок для возникновения ситуации личной заинтересованности на муниципальной службе. Нельзя не согласиться с утверждением К.О. Магомедова о том, что «у коррупции на муниципальном уровне есть свои социальные источники и условия развития, которые во многом совпадают с общими причинами коррупции в системе властных отношений в целом, но могут и отличаться от них рядом местных особенностей» [7, с. 46]. В связи с этим актуализируется значение изучения механизмов предотвращения  и урегулирования конфликта интересов на и муниципальной службе.

Порядок предотвращения и урегулирования конфликта интересов на государственной и муниципальной службе установлен ст. 11 Федерального закона «О противодействии коррупции». В первую очередь необходимо отметить, что данная статья предусматривает, что лицо должно принимать  меры по недопущению возможности возникновения конфликта интересов, а также акцентирует внимание на уведомительном порядке информирования о сложившейся ситуации в случае ее возникновения и обнаружения [1].

Как отмечает коллектив авторов в лице Шеховцовой С.Р., Шаталовой О.И., Величенко Е.А., Лебедевой Е.П., изучение положений ст. 11 указанного закона позволяет установить следующие юридически определенные  меры предотвращения и урегулирования конфликта интересов на государственной и муниципальной службе [5]:

  • изменение должностного или служебного положения государственного или муниципального служащего, являющегося стороной конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных (служебных) обязанностей в установленном порядке;
  • отказ государственного или муниципального служащего от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов;
  • отвод (самоотвод) государственного или муниципального служащего;
  • передача принадлежащих ему ценных бумаг (доли участия, паи в уставных (складочных) капиталах организаций) в доверительное управление в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации

Изменение должностного или служебного положения государственного или муниципального служащего, как стороны конфликта интересов, вплоть до его отстранения от исполнения должностных (служебных) обязанностей в установленном порядке является одной из основных мер предотвращения и урегулирования конфликта интересов.

В соответствии с действующими нормами права изменение должностного или служебного положения в целях предупреждения или урегулирования конфликта интересов может осуществляться:

– в виде осуществления перевода, перемещения и отстранения (для государственных гражданских служащих)

– в форме назначения на иную должность и отстранения (для муниципальных служащих).

Существование различных форм реализации данной меры связано с принципиальными различиями в правовых основах регламентации различных видов служб.

В отношении данного вопроса следует также подчеркнуть, что формулировка п. 3 ст. 14.1 Федерального закона «О муниципальной службе в РФ», в которой обозначено, что «представитель нанимателя (работодатель), которому стало известно о возникновении у муниципального служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, обязан принять меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, вплоть до отстранения этого муниципального служащего от замещаемой должности муниципальной службы на период урегулирования конфликта интересов с сохранением за ним денежного содержания на все время отстранения от замещаемой должности муниципальной службы» видится не совсем ясной. Думается, что, скорее всего, в данном случае подразумевается не весь период времени, в течение которого происходит процесс урегулирования конфликта интересов, а лишь тот  временной интервал, в течение которого происходит установление наличия или отсутствия конфликта интересов.

Отказ государственного или муниципального служащего от выгоды, явившейся причиной возникновения конфликта интересов также выступает в качестве одной из меры, однако практическая реализация мероприятия имеет несколько существенных недостатков. Во-первых, в системе российского законодательства не закрепилось единого, четко сбалансированного алгоритма воплощения данной меры. Во-вторых, «как показали результаты экспертного опроса сотрудников кадровых служб (подразделений кадров), ответственных за профилактику коррупции, практические работники также не имеют целостного представления о механизме реализации соответствующей меры (на практике ее не применяли)» [8, с. 306].

Обращение к теоретическим исследованиям также не дает результатов и не позволяет сформировать целостной картины понимания термина «отказ от выгоды». О. В. Казаченкова, справедливо отметила, что «понятие выгоды в Федеральных законах «О государственной гражданской службе Российской Федерации», «О муниципальной службе в Российской Федерации», «О противодействии коррупции» так и не было раскрыто» [10].  Существуют также мнения, что понятие выгоды может раскрываться не только через материальную составляющую: возможна ситуация, при которой выгода будет носить нематериальный характер. Диалектика данного вопроса наталкивает на предположение о том, что в условиях отсутствия юридического закрепления понятия «выгода», механизм отказа от нее, установленный в ст. 11 в качестве  меры предотвращения и урегулирования конфликта интересов данная мера не будет эффективно реализовываться в управленческой практике.

Возникновение ситуации конфликта интересов неизбежно связано с нарушением установленных ограничений и запретов, а, следовательно, и с выходом за установленные правила и нормы, в рамках которых муниципальный служащий должен осуществлять свои функции. Также следует говорить об исполнении функций, выходящих за установленные должностной инструкцией пределы. Однако при обращении к такой мере предотвращения или урегулирования конфликта интересов, как отвод (самоотвод) государственного или муниципального служащего, содержание должностного регламента не меняется. Сущность данной меры состоит в том, что служащий отводится от выполнения конкретной задачи, и тем самым происходит нивелирование возможного конфликта.

Отметим, что служащий при обнаружении признаков конфликта интересов, выполняя обязанность уведомления об этом в письменной форме представителя нанимателя, может в целях его предотвращения заявить о нецелесообразности возложения на него какой-либо обязанности (самоотвод). В случае отсутствия данной инициативы со стороны государственного (муниципального) служащего, представитель нанимателя или непосредственный начальник государственного (муниципального) служащего может самостоятельно инициировать отвод сотрудника. В ситуации принятия решения об отводе (самоотводе) государственного (муниципального) служащего от выполнения отдельной задачи (поручения) должностное лицо, которое санкционировало этот отвод (самоотвод), принимает меры к возложению данной задачи (поручения) на другого сотрудника.

Применение процедуры самоотвода на практике также затруднительно. В настоящее время в законодательстве не обозначена позиции по данному вопросу – отсутствует алгоритм проведения данной процедуры. Эффективная реализация данного способа будет осуществима лишь в том случае, когда порядок и случаи отвода (самоотвода) должностных лиц местного самоуправления будут детально определены в законодательстве.

Непринятие муниципальным служащим, являющимся стороной конфликта интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение муниципального служащего с муниципальной службы [6].

Важно также подчеркнуть, что представленный перечень мер предотвращения и урегулирования конфликта интересов не является исчерпывающим. На сегодняшний день практика показывает, что представитель нанимателя и другие уполномоченные должностные лица федеральных органов исполнительной власти, территориальных органов федеральных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления могут и применяют и иные законные меры, способные предотвратить или урегулировать конфликт интересов.

В частности, одной из мер, применяемых для обеспечения соблюдения муниципальными служащими общих принципов служебного поведения и урегулирования конфликта интересов в органе местного самоуправления, аппарате избирательной комиссии муниципального образования в порядке, могут  образовываться комиссии по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликтов интересов.

Как справедливо отмечают Андриченко Л.В. и Плюгина И.В., «в настоящее время комиссии по урегулированию конфликтов интересов созданы почти во всех органах местного самоуправления. Комиссии должны служить связующим звеном между муниципальным органом, в котором они созданы, и правоохранительными и контролирующими органами; они наделены серьезными полномочиями, имеют спектр средств и методов предупреждения и борьбы с коррупционными проявлениями на муниципальной службе. По сути комиссии осуществляют досудебную процедуру административного разбирательства посредством участия третьей стороны, которая может и имеет право разрешать подобную ситуацию, а также выполняют функцию механизма защиты муниципального служащего от неправомерных действий руководителя» [9, с. 60].

Ключевой проблемой создаваемых комиссий является то, что они, в большинстве своем, имеют формальный характер. Одной из причин этого выступает эпизодический характер их работы, чтоб обусловлено вполне объективными обстоятельствами – недостатком финансирования органов местного самоуправления. Комиссии, как правило, работают лишь при возникновении обращения в ее адрес, когда же таких обращений нет – комиссия не осуществляет свою деятельность. Также необходимо отметить, что существенной проблемой является рекомендательный характер решений комиссии, что также не способствует ее плодотворной работе.

В качестве одной из проблем функционирования комиссий следует также отметить недостаточность квалифицированных кадров, особенно часто и ярко это проявляется  на уровне поселений. В данном случае речь идет, во-первых, о том, что в некоторых субъектах РФ не проводится специальное обучение председателей и членов комиссий органов местного самоуправления, а, во-вторых, о недостаточном методическом обеспечении деятельности комиссий.

Помимо организационно-правовых пробелов деятельности комиссий, существуют и внутренние проблемы их функционирования, которые связаны с отсутствием четких критериев опубликования отчетности их работы. Анализ деятельности некоторых комиссий по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликтов интересов показал, что отчетные данные публикуются несвоевременно, либо не в полном виде. Более того, как правило, на сайтах органов муниципальной власти, содержится лишь общая информация о целях и функциях таких комиссии, но не содержится конкретных решений по итогам заседаний комиссии, и тем более не предоставляются статистические данные. Все это приводит к нарушению принципов открытости и гласности деятельности органов публичной власти, также может способствовать проявлению коррупционных составляющих в деятельности муниципальных служащих.

Одним из наиболее удачных примеров организации деятельности комиссии в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре является Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов в Администрации города Сургут. Комиссия систематически публикует данные о рассмотренных ситуациях, вся информация представлена по кварталам и содержит такие элементы, как количество заседаний комиссии, число рассматриваемых вопросов, количество заинтересованных сторон (число человек, в отношении которых проводилось рассмотрение). Также комиссия детально характеризует каждый из рассматриваемых вопросов, описывает принятые решения, в том числе и с указанием мер ответственности муниципальных служащих [5].

Из материалов, представленных на официальном сайте Администрации города Сургут, посвященных вопросу деятельности комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов, можно сделать вывод о том, что в основном в действующую комиссию поступают на рассмотрение вопросы, связанные с установлением  наличия (отсутствия) конфликта интересов у муниципальных служащих в связи с осуществлением ими иной оплачиваемой деятельности. Анализ данных показывает, что за год 2015 год конфликта интересов по данному основанию установлено не было.

Также одним из проблемных вопросов остается рассмотрение комиссией материалов проверки, свидетельствующих о представлении муниципальным служащим неполных сведений о своих доходах. Еще одним важным вопросом, которые наиболее часто выносится на рассмотрение, является вопрос соблюдения требований к служебному поведению муниципальным служащим, соблюдение этических норм и правил. Проведение проверок по данным поступкам является довольно затруднительным, поэтому и избираемые рекомендации носят довольно ограниченный характер, указывая лишь на недопустимость впредь подобных ситуаций. Однако следует заметить, что согласно последним опубликованным данным за 1 квартал 2016 года, в ходе рассмотрении материалов, свидетельствующих о несоблюдении муниципальным служащим требования к служебному поведению, комиссией был установлен «факт нарушения Кодекса профессиональной этики работников органов местного самоуправления города Сургута, утвержденного постановлением Главы города от 11.12.2009 №86, в части поведения в трудовом коллективе. К муниципальному служащему применены меры дисциплинарного взыскания» [5].

В последнее время все чаще стали рассматриваться вопросы о даче согласия на замещение должностей в коммерческих и некоммерческих организациях гражданам, ранее замещавшим должность муниципальной службы [5].

Возвращаясь к общим вопросам осуществления деятельности комиссиями по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов, необходимо также отметить влияние комиссий на формирование нравственных императивов муниципальных служащих. Как справедливо отметила Шувалова Н.Н., «обеспечение соблюдения требований к служебному поведению служащих процесс долгий, требующий выработки и реализации комплексных мер нормативного, правого, этического характера. Главной целью должно стать предупреждение нарушений профессиональной служебной этики. Для этого деятельность комиссий должна быть планомерной, методической и организационной работой по обеспечению соблюдения требований к служебному поведению, нравственному воспитанию и этико-профессиональному развитию чиновников» [12, с. 167]. В отношении данного вопроса следует также подчеркнуть особую роль этических кодексов как инструментов эффективного контроля деятельности государственных и муниципальных служащих. Кодексы способны создать предпосылки для формирования и укрепления моральных ценностей, а также развития этических ориентаций муниципальных служащих, то есть обеспечить осуществление внутреннего контроля, который представляет собой этический максимум.

Итак, понятие «конфликт интересов» является одним из ключевых элементов антикоррупционного контроля.  Необходимость тщательного изучения данного феномена определяется, в первую очередь, тем, что понятия «коррупция», «конфликт интересов» и «личная заинтересованность» объединены общим способом достижения выгоды, который связан, прежде всего, с незаконным использованием лицом своего должностного положения или влиянием на их надлежащее исполнение и общим результатом, получаемым при злоупотреблении служебным положением. Не смотря на то, что в законодательстве был переосмыслен ряд положений, касающихся конфликта интересов, отдельные пробелы в регулировании данного вопроса все же остаются: в частности, на муниципальной службе этот вопрос еще более актуализируется, поскольку некоторые, описанные ранее нормы, носят лишь рекомендательный характер, что приводит к дисфункции инструментов профилактики коррупции. Более того, реализация эффективной деятельности по предотвращению и урегулированию конфликта интересов  возможна лишь при комплексной разработке и установлении на законодательном уровне организационно-правовых характеристик их применения.


Библиографический список
  1. О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (в ред. от 15.02.2016). Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  2. Костюк О. Н. Причинная обусловленность конфликта интересов на государственной службе // Молодой ученый. 2012. № 5. С. 337-340.
  3. Нисневич Ю. А. Конфликт интересов как потенциальная угроза возникновения // Общественные науки и современность. 2014. № 3. С. 23-31.
  4. Костюк О.Н. Порядок разрешения конфликта интересов на государственной службе // Мир современной науки. 2013. №3.
  5. Информация о деятельности Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликта интересов Администрации города Сургут. [Электронный ресурc] URL: http://admsurgut.ru/rubric/19542/Informaciya-o-deyatelnosti-komissii  (дата обращения 07.07.2016).
  6. О муниципальной службе в Российской Федерации: Федеральный закон от 02.03.2007 № 25-ФЗ (в ред. от 15.02.2016). Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  7. Магомедов К.О. Конфликт интересов в местных органах власти: социологический ракурс // Государственная служба. 2011. № 4. С. 43-46
  8. Государственная и муниципальная служба: учебник для бакалавров / Под ред. В.И. Петрова. М.: Юрайт, 2014. 365 с.
  9. Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Проблемы регламентации статуса и деятельности комиссий по урегулированию конфликта интересов на муниципальной службе // Журнал российского права. 2014. №2. С. 59-67
  10. Казаченкова О. В. Актуальные вопросы урегулирования конфликта интересов на государственной и муниципальной службе. [Электронный ресурс] URL: http://justicemaker.ru/view-article.php? id=25&art=602 (дата обращения 07.07.2016).
  11. Шеховцова С.Р., Шаталова О.И., Величенко Е.А., Лебедева Е.П. Государственная и муниципальная служба. Учебно-методическое пособие / Ставрополь, 2014.
  12. Шувалова Н.Н. Этика и этикет государственной и муниципальной службы. – М.: Юрайт, 2015. 367 с.
  13. О Национальном плане противодействия коррупции на 2016 – 2017 годы: Указ Президента РФ от 01.04.2016 № 147. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  14. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления обязанности лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц сообщать о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, и принимать меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов: Федеральный закон от 05.10.2015 № 285-ФЗ. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  15. О представлении гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера: Указ Президента РФ от 18.05.2009 № 558. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
  16. О Национальной стратегии противодействия коррупции и Национальном плане противодействия коррупции на 2010 – 2011 годы: Указ Президента РФ от 13.04.2010 № 460 (в ред. от 13.03.2012). Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».


Все статьи автора «Гусельникова Ольга Юрьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: