УДК 33

АВТОРИТАРНЫЕ РЕЖИМЫ КАК СРЕДА ДЛЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ. ФЕНОМЕН КОРЕЙСКОЙ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ.

Колюжова Екатерина Витальевна
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
студентка факультета Мировой Экономики и Мировой Политики, 4 курс

Аннотация
В данной статье будут рассмотрены особенности конъюнктуры рынка, которые складываются при продолжительном доминировании авторитарного политического режима, а также особенности и причины отклонения от сформированной автором модели в КНДР.

Ключевые слова: авторитарный режим, Азия, КНДР, политический режим, Северная Корея, Экономическое развитие


AUTOCRACIES AS A SUITABLE ENVIRONMENT FOR ECONOMIC DEVELOPMENT. PHENOMENON OF DEMOCRATIC PEOPLE'S REPUBLIC OF KOREA

Koliuzhova Ekaterina Vitalevna
National research university higher school of economics
Student of the faculty of World Economy and International Relations

Abstract
The article outlines features of the market in autocratic governments and also refers to the phenomenon of DPRC where the classic economic model does not work.

Библиографическая ссылка на статью:
Колюжова Е.В. Авторитарные режимы как среда для экономического развития. Феномен Корейской Народно-Демократической республики. // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2016/01/10779 (дата обращения: 29.09.2017).

Международная среда претерпевает значительные изменения на протяжении последних десятилетий. В 1991 году после распада биполярной системы на десятилетие фактически наступила гегемония Соединенных Штатов Америки.  Одним из очевидных причин произошедших структурных изменений международной системы стала победа США в холодной войне, а значит, и победа либеральных ценностей: свободы, демократии. Тогда переход к демократическому принципу правления казался неизбежным и единственно верным для каждого государства. На этих взглядах и росло, воспитывалось следующее поколение, насаждение демократических идей происходит повсеместно и сегодня. Кроме того, значительную роль в распространении этих идей  сыграл процесс глобализации, ставший очевидным во второй половине XX века, приводящий к всеобщей стандартизации и унификации. Так, в том числе и благодаря глобализации либеральные ценности распространялись по всему миру при помощи любых доступных средств. Считалось, что только демократические институты способны обеспечить стране экономическое процветание.

Однако более двадцати лет спустя после поражения в холодной войне единственной альтернативы демократии мы видим, что по-прежнему существует множество экономически стабильных и успешных государств с недемократическим правлением. Например, страны азиатского региона: Малайзия, Сингапур, Южная Корея, Китай. Эти страны обязаны экономическому росту в первую очередь успешной политике авторитарного правительства, направленной на открытие рынка, на его капитализацию. Однако одна из стран рассматриваемого региона, Азии, Северная Корея, сочетающая в себе сильную власть государственного аппарата, сохраняет свою экономику закрытой и при этом подобная внутренняя структура существует уже более 60 лет, что является заметным исключением  среди множества стран, вынужденных в конце прошлого века провести реформы по либерализации экономики. Однако автор считает, что возможны сохранение и упрочнение политического режима и экономическая стабильность и при недемократическом режиме в условиях глобализации, современного миропорядка, где доминируют либеральные ценности.

Для понимания сущности авторитарного режима для начала рассмотрим, что представляет собой демократический режим. Согласно американским политологам Шмиттеру и Карлу,  демократия – это такое государственное  устройство, при котором власть подотчетна за свои действия перед гражданами, при этом власть является выборной на основе конкуренции через систему выбранных представителей. [10, с. 76] Авторитаризм же, напротив, базируется на отсутствии подотчетности формируемых уже на верхах властей перед гражданами. Он подразумевает монополизацию власти в руках одного авторитета или группы лиц, централизованно управляющих страной часто без опоры на право, без каких-либо ограничений (часто прибегают к использованию полномочий для изменения законодательства в свою пользу, для укрепления собственной власти и придания действиям легитимности). Несмотря на жесткий контроль над средствами массовой информации, авторитарные режимы чаще всего предполагают невмешательство в неполитические сферы, включая экономику. Однако в рассматриваемом регионе переход к авторитаризму характеризуется в том числе консолидацией полномочий правительства и по руководству экономической сферой.   Из вышесказанного следует, что в авторитарном режиме обещания и официально объявленные правительством планы не всегда надежны, а стабильность возможна лишь при доверии граждан к правительству и отсутствии видимых проблем и кризисов, затрагивающих население, либо при сохранении длительного доминирования институтов принуждения.

В рассматриваемом азиатском регионе практически во всех странах на протяжении последнего столетия правительство выбирало авторитарный режим государственного правления. Однако он имеет свои специфические особенности: там по-прежнему сильно влияние исторически доминирующего мировоззрения конфуцианства с его ключевым концептом иерархичности отношений и государства как большой семьи, где правительство (чаще монарх) – отец, и его решения авторитетны и неоспоримы среди граждан-«детей». Это во многом объясняет мандат доверия, даруемый гражданами властям, имеющим неоспоримый авторитет в обществе.

Стоит заметить, что исторически в большинстве стран обстоятельства складывались так, что переход к авторитаризму осуществлялся на этапе перелома прежних общественных, политических устоев, и был доминирующим он сравнительно недолго, почти всегда заканчиваясь экономическим или политическим кризисом, образованием демократических институтов, часто сопровождавшимся сменой властей и способов осуществления политической власти. Доминирование авторитаризма в самые тяжелые для государств годы не случайно: в таких обстоятельствах у авторитаризма есть множество преимуществ перед другими типами правления. В первую очередь, авторитаризм предполагает централизованное сосредоточение в руках ограниченного числа лиц управления в основном политической, но при необходимости всеми сферами в государстве, что позволяет провести мобилизацию ресурсов, невозможную при существовании демократических институтов в экономике: открытом рынке, нерегулируемом государством. Несмотря на распространенное мнение, что только на высших этапах экономического развития демократические институты способны выжить, стоит сказать, что не стоит воспринимать авторитаризм как нечто устарелое, свойственное только неразвитым и развивающимся странам. Так, статья  16 современной конституции Франции предусматривает возможность введения авторитарных методов правления в экстренных кризисных ситуациях. [2] Даже законодательство «колыбели» демократии и либерализма, США, позволяет наделить полномочиями верховного главнокомандующего действующего президента.

Все эти функции приводят к следующему преимуществу авторитарных режимов перед демократиями: способности максимально быстро без необходимости нахождения консенсуса с существующей в демократиях оппозиции по мере необходимости провести реформы для обеспечения государственной стабильности. Однако это можно рассматривать и как недостаток авторитаризма: консолидация власти в руках лидера или узкого круга лиц создаёт риски произвола и превышения чиновниками своих должностных полномочий, что в свою очередь приводит к росту социального неравенства между гражданами и элитой, перераспределению богатств в пользу вторых. А снижение уровня жизни, национального благосостояния, изменение структуры потребительского кошелька к доминированию жизненно необходимых продуктов питания снижает оборот денег в экономике, что вводит экономику в стадию упадка,  при продолжительной подобной тенденции – к глубокому экономическому кризису. Кроме этого, отсутствие у граждан возможности выражения общественных интересов и предотвращения политических авантюр также способны дестабилизировать государство.

Как бы то ни было, как показал опыт большинства стран Восточной Азии, продолжительная приверженность к авторитарному способу политического управления либо приводила к глубокому кризису и переформированию всей государственной структуры на основе демократических ценностей, либо к успешному реформированию существующего авторитарного режима по пути демократизации в первую очередь экономической сферы. Сегодня многие государства, последовавшие по второму пути, продемонстрировали свою политическую, экономическую и социальную эффективность и способность сочетать сильную централизованную власть со свободной экономикой.

Северная Корея же показала возможность третьего пути развития – сохранения политической и экономической стабильности при их рассмотрении в долгосрочном периоде. КНДР до сих пор функционирует по принятым в качестве официальной идеологии в 1955 году принципам чучхе, представляющим собой в первую очередь закрытость государства, опору только на собственные силы и главенствующую роль армии. Изначально проводимая политика давала свои плоды: первое двадцатилетие после образования Северной Кореи в 1948 году, после формального окончания Корейской войны в 1953 году, КНДР была одной из самых экономически успешных стран в регионе, оставаясь в тройке стран с наиболее быстрыми темпами экономического развития. .[11, с. 4]  Кроме этого, показатель уровня жизни  населения в КНДР в 1970 годах был даже выше, чем в  Китае и Южной Корее.[8, с. 8] Однако проводимые авторитарным правительством меры, а именно ускоренная индустриализация положительно сказывалась на темпах развитии страны только до 1980-х годов, когда экономический рост, базировавшийся на экстенсивном развитии, больше не представлялся возможным. Кроме того, страна, ориентировавшаяся в экономике на «советскую модель развития» не смогла в полной мере, да и не ставила это первоочередной задачей благодаря по-прежнему доминирующей идеологии чучхе, переориентировать экономику на внешние рынки, то есть не перешла на следующий этап развития в этой модели. Всё это привело к длительной стагнации в экономике.

Кроме этого, после  1991 года Северная Корея, и так находясь не в лучшем экономическом положении, перестала получать и помощь от СССР. Главными её союзниками стали Китай и Южная Корея. Однако Южная Корея, как раньше, так и сейчас, ставила главной целью в отношениях с соседом объединение полуострова, что настораживало политическое руководство КНДР, хотя и вынуждало  идти на сотрудничество из-за тяжелой экономической ситуации. Китайские же инвесторы в те годы были слабо заинтересованы в китайско-северокорейском сотрудничестве из-за сомнений в надежности и стабильности как политического режима, так и экономической конъюнктуры в Северной Корее.

Именно в тот период, в 1990 годы, Пхеньян был вынужден идти на некоторые уступки идеологии чучхе в политике: начали создаваться свободные экономические зоны (СЭВ), как например СЭЗ Расон. Однако даже при желании сохранения стабильности в экономике путем подобных крайних мер начала действий по привлечению иностранных инвестиций, зарубежные предприниматели в те годы не были заинтересованы в инвестировании капитала в страну из-за  огромных экономических рисков: проблемы с платежеспособностью северокорейского бизнеса, отсутствие конкурентоспособных продуктов в КНДР. Пожалуй, 1990 годы стали наиболее трудными для экономики КНДР: на протяжении практически всего десятилетия годовой прирост ВВП был отрицательным, даже с учётом поступающей из-за границы гуманитарной помощи. Только к концу столетия увеличились торговые связи с ближайшими соседями: Китаем и Южной Корей, и уже в 1999 рост ВВП Северной Кореи составил 6,2%. [12] Стоит заметить, что Пхеньян прекратил предоставлять официальные данные об экономических показателях еще в начале 1960 годов, и все указанные данные подсчитаны Банком Южной Кореи с помощью показателей других стран-торговых союзников Северной Кореи. Поэтому их нельзя считать точными, однако это единственные данные, дающие возможность оценивать развитие экономики КНДР.

На протяжении первого десятилетия 2000 годов, средний годовой прирост ВВП Северной Кореи оставался близок к нулю. [12] Хотя в сравнении с ближайшим соседом,  Южной Кореей, перешедшей на путь открытия экономики  и создания демократических институтов в этой сфере государственного регулирования, по темпам развития которому Северная Корея не уступала всего 20-30 лет назад назад, КНДР в 2000 годы серьезно проигрывала в объеме ВВП в реальном выражении. Так, в 2006 году ВВП Северной Кореи составлял 25,6 млрд. дол. против 888 млрд. дол. в Южной.[12] Также важным остается тот факт, что, несмотря на некоторое послабление принципов закрытой экономики, даже в годы экономического упадка Пхеньян ставил главной целью наращивание военной мощи, и на протяжении последних десятилетий им на эту задачу ежегодно выделялось 15-25% ВВП. [8, с.12]

Однако, несмотря на эти факты, экономику Северной Кореи при рассмотрении ВВП можно назвать сравнительно стабильной. Экономические, социальные кризисы, вызванные непродуманной политикой руководства Пхеньяна и приводящие к массовому голоду среди гражданского населения, часто сглаживаются с помощью иностранной гуманитарной помощи. Кроме этого, значительную помощь КНДР в настоящее время оказывает Китай, наращивающий с середины 2000 годов экономические сотрудничество с Северной Кореей, занимая около 60% всего внешнеторгового оборота КНДР, китайские инвестиции в КНДР с 2002г. по 2008г. выросли с  1,5 млн.дол. до 42 млн.дол., то есть почти в 40 раз, а за один 2007г. с 18,4 млн.дол. до 41,2 млн.дол.. [1, c.40] Если брать в расчет 42 млн. дол., то доля Китая в общем количестве прямых иностранных инвестиций в Северную Корею составляет 94%. [4, с.5]

Рост экономического сотрудничества с Китаем не случаен. Во-первых, для Северной Кореи он компенсирует неудачные попытки Пхеньяна в 1990 годах «открыть» экономику, привлекает иностранный капитал. Капитал исторического союзника Кореи, страны, одной из первых оказавших поддержку КНДР после образования страны в середине прошлого века, а значит надежной и обладающей доверием в кругах руководства Северной Кореи. То есть для КНДР такое сотрудничество – основной источник иностранных инвестиций  и потенциального экономического роста. Во-вторых, именно на Корейском полуострове сконцентрировались основные геополитические интересы КНР, а именно внешнеполитическая цель Китая – сохранение существующего статуса-кво, стабильности в регионе, так как любая дестабилизация способна привести к перераспределению баланса сил в регионе. А в случае потенциального объединения Корейского полуострова, к которому могут привести провокационные действия КНДР по выходу из ДНЯО (Договор о нераспространении ядерного оружия) и последовавшая уже сегодня международная изоляция страны, и как следствие экономический упадок Северной Кореи, перераспределение наверняка произойдет в пользу главного соперника Китая – США, что недопустимо для Пекина. То есть для Китая сотрудничество с КНДР  приносит политические выгоды: постепенный рост экономической зависимости Северной Кореи от КНР при продолжающейся тенденции способен позволить Пекину управлять политическими решениями  Пхеньяна.

Итак, авторитарные способы и методы осуществления политической власти, несмотря на заметную пропаганду демократии и либеральных ценностей по всему мира, сегодня по-прежнему существуют и достаточно распространены. Авторитарная Китайская Народная Республика, один из главных претендентов на мировое экономическое господство всё ,jkmit составляет конкуренцию демократичным США. И несмотря на мнения об экономической неэффективности авторитарных государств, факты доказывают обратное: при продуманной политике они экономически процветают. При этом все авторитарные режимы Азии не существовали стабильно в течение длительного периода, и претерпевали изменения либо «сверху» в виде реформ, либо «снизу» путем революций. Однако Китайская Народно-Демократическая Республика, хоть в последние годы и начала умеренную политику экономических реформ, направленных на сотрудничество  первую очередь с давними союзниками, уже на протяжении шестидесяти лет придерживается официальной идеологии чучхе без радикальных изменений и при сравнительной экономической стабильности. Но подобный феномен  легко объяснить стратегической важностью сохранения статуса-кво Северной Кореи для одного из ведущих акторов международных отношений – Китайской Народной Республики, которая не только увеличивает объем инвестиций в страну и развивает межгосударственную торговлю, но и всячески оказывает часто безвозмездную гуманитарную помощь. То есть в рассматриваемом случае стабильность – это не только и не столько заслуга государственного аппарата Пхеньяна, сколько активная поддержка со стороны влиятельно соседа.


Библиографический список
  1. Кирьянов О.В. У КНДР осталась одна опора – Китай // Азия и Африка сегодня. 2012. № 8, C. 38-41
  2. Конституция Франции, URL: http://worldconstitutions.ru/archives/138
  3. Кочетков А.П. Авторитаризм: ретроспектива и реальность // Вестник Московского университета. Серия 12. Политические науки, № 2, 2010, C. 60-70
  4. Bates Gill. China’s North Korea Policy. Washington DC. : United States Institute of Peace, 2011. 15 P.
  5. Bellini, Michelle E., Democratization and Renewed Authoritarianism: The Impact of Neo-Classical Economic Reform on Transitional Democracies. Laramie. : University of Wyoming, 1996, 105P.
  6. Koo Bon-Hak. Political economy of self-reliance: The case of North Korea, 1961-1990. ProQuest Dissertations and Theses, 1992, 300 P.
  7. Korea Economic Institute, URL: http://www.keia.org
  8. Nanto D. K., Emma Chanlett-Avery E. The North Korean Economy: Leverage and Policy Analysis. Congressional Research Service, 2008. 60P.
  9. North Korea economy: Market reforms, but few investors // EIU ViewsWire. NY, 2004
  10. Schmitter P.C., Karl T.L. What Democracy Is. . . and Is Not. // Journal of Democracy. 1991. Vol. 2. No. 3, 75-88 P.
  11. Soo-Bin Park. The North Korean Economy: Current Issues and Prospects. Ottawa.: Carleton University, 2008, 21P.
  12. The Bank of Korea. URL: http://www.bok.or.kr/eng/
  13. Zeng Kai.  Foreign Direct Investment Liberalization and the Political Economy of Authoritarianism. Evanston. : UMI, 2010, 159 P.


Все статьи автора «Колюжова Екатерина Витальевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: