УДК 336.02

ВЕКТОРЫ ДЕОФФШОРИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА И КАПИТАЛА

Самылина Анастасия Юрьевна1, Вылегжанина Елена Владимировна2
1Кубанский Государственный Университет, студент
2Кубанский Государственный Университет, кандидат экономических наук, доцент

Аннотация
Данная статья посвящена определению перспективной результативности государственной политики по деоффшоризации российской экономики с учетом последних законодательных инициатив. Президент РФ 24 ноября 2014 г. подписал Федеральный закон № 376–ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)». Данный закон имеет преимущества и недостатки и его исполнение будет зависеть от ряда факторов.

Ключевые слова: государственная политика, деоффшоризация российской экономики, контролируемые иностранные компании, контролирующее лицо организации, Налоговый кодекс Российской Федерации, налогообложение прибыли, российский бизнес, российский капитал


VECTORS DEOFFSHORIZATION OF THE RUSSIAN BUSINESS AND CAPITAL

Samylina Anastasia Yuryevna1, Vylegzhanina Elena Vladimirovna2
1Kuban State University, student
2Kuban State University, PhD in Economic Science, Assistant Professor

Abstract
This article is devoted to determining the future effectiveness of the national policy on deoffshorisation of the Russian economy taking into account the latest legislative initiatives. The President of the Russian Federation on 24 November 2014 signed Federal law № 376 "On amending parts one and two of the Tax code of the Russian Federation (regarding the taxation of profit of controlled foreign companies and income of foreign organizations)". This law has advantages and disadvantages and its execution will depend on a number of factors.

Keywords: controlled foreign company, deoffshorization of the Russian economy, public policy, Russian business, Russian capital, taxation of profits, the controlling person of the organization, the Tax code of the Russian Federation


Библиографическая ссылка на статью:
Самылина А.Ю., Вылегжанина Е.В. Векторы деоффшоризации российского бизнеса и капитала // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2015. № 6. Ч. 2 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2015/06/9345 (дата обращения: 26.05.2017).

Президент РФ 24 ноября 2014 г. подписал Федеральный закон № 376–ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации (в части налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций)», получивший неофициальное название «закон о деоффшоризации», «антиоффшорный законопроект» или «закон о контролируемых иностранных компаниях (далее – КИК)».

Целью исследования является определение перспективной результативности государственной политики по деоффшоризации российской экономики с учетом последних законодательных инициатив.

В 2014 году произошло резкое увеличение оттока капитала из РФ до 151,5 млрд. долл, что в 2,5 раза выше уровня предыдущего года. Поэтому основной задачей вступившего в силу с 1 января 2015 г. Закона является деоффшоризация российского бизнеса, или выведение российских денег из оффшорных юрисдикций.

Таким образом, проблема оттока капитала в оффшорные зоны за последние годы стала для России наиболее напряженной. Ее решение является одним из приоритетов российской экономики, озвученным Президентом В.В. Путиным, что подтверждает актуальность проблемы.

Деоффшоризация – проведение государством комплекса мероприятий в законодательной, правоприменительной и информационной областях для снижения или исключения впоследствии вовлеченности в национальный хозяйственный оборот резидентов под видом иностранных лиц или с использованием иностранных правовых конструкций, преследующих преимущественно незаконные или недобросовестные цели.

В настоящее время операции с использованием оффшоров применяют такие компании как ОАО «РусГидро», ОАО «КамАЗ», ОАО «Газпром», ОК «Русал», и другие. В России сложилась уникальная ситуация: основа экономики (электроэнергетика, предприятия ТЭКа, порты, связь, и т.д.) контролируется из оффшоров, кроме того, средства уходят из этих отраслей за границу. Оффшорные зоны Виргинских островов, Нидерландов, Великобритании, Кипра, Люксембурга пользуются наибольшей популярностью у российских компаний.

Несмотря на достаточно обширную географию и выгоды использования оффшорных схем для компаний, оффшоризация мировой экономики несет огромное количество негативных последствий для стран, из которых уходит капитал:

  1. уменьшение государственного бюджета из–за сокращения налоговых поступлений;
  2. снижение инновационного потенциала;
  3. уменьшение инвестиций внутри страны;
  4. зависимость от иностранных займов;
  5. устаревание и износ основных фондов и т.д.

Из–за неблагоприятных последствий оффшорного бизнеса с оффшорами ведется борьба во всем мире.

Суть КИК применительно к России заключается в том, что ее налоговый резидент (как ФЛ, так и ЮЛ) должен будет платить в РФ налог на нераспределенную прибыль подконтрольных ему оффшорных организаций и структур, не выплачивающих дивиденды. Определение контролируемой иностранной компании дается в пунктах 1–2 статьи 25.13 НК РФ (см. рисунок 1).

Рисунок 1 – Определение КИК

Определение контролирующего лица дается в пунктах 3-6 статьи 25.13 НК РФ (рисунок 2).

Рисунок 2 – Определение контролирующего лица

Преимущества закона о деоффшоризации:

1.      впервые вводит механизм налогообложения в России прибыли КИК, включая нераспределенную прибыль данных компаний в налогооблагаемую базу контролирующих их лиц – резидентов РФ, а также ответственность налогоплательщиков за неисполнение соответствующих обязанностей

2.      определяет понятие бенефициарного собственника, которое используется в международных соглашениях для ограничения налоговых льгот

3.      позволяет признавать иностранные компании российскими налоговыми резидентами

4.      включение переходных положений, которые призваны облегчить бизнесу приспособление к новым условиям.

4.1    повышение порога признания корпоративных структур КИК :

¾                   до 1 января 2016г. – 50%;

¾                   с 1 января 2016г. – 25%.

4.2    повышение на 2015–2016 гг. порогов величины прибыли КИК, с которой уплачиваются налоги:

¾                   за 2015 год – 50 млн. рублей;

¾                   за 2016 год – 30 млн. рублей;

¾                   с 2017 года – 10 млн. рублей.

Недостатки закона о деоффшоризации:

1.      низкий порог владения иностранными компаниями, после которого применяются правила КИК (с 2016 г. –25% или даже 10%, если общая доля российских резидентов составит 50% и более);

2.      требования закона о КИК, в частности в отношении предоставления информации и отчетности, будут обязаны выполнять российские лица, фактически не контролирующие иностранные компании.

3.      не проработана проблема устранения многократного налогообложения в случаях, когда накопленная прибыль КИК передвигается внутри структуры КИК и фиксируется в разных налоговых периодах и на разных уровнях КИК

4.      не удалось уйти от многочисленных оценочных категорий, поэтому для его разумного применения потребуется высокая квалификация судей и сотрудников налоговых органов.

Для того чтобы примерно оценить, сколько теряет государственный бюджет налоговых поступлений в результате использования оффшорных зон, автором был проведен расчет, основанный на следующей формуле:

НПр = РИ × ПИ × СНПр × ДУИ,

где НПр – сумма налога на прибыль, переведенная в оффшоры;

РИ – сумма накопленных российских инвестиций за рубежом;

ПИ – прибыльность от инвестиций;

СНПр – ставка налога на прибыль (20%);

ДУИ – доля накопленных за рубежом российских инвестиций, фактическое управление которыми осуществляется из России, в общем объеме накопленных за рубежом российских инвестиций (в %).

По данным Росстата, на конец марта 2013г. сумма накопленных за рубежом российских инвестиций составила 158,4 млрд. долл. Расчет был произведен на том допущении, что минимальной прибыльностью инвестиций считается ставка в размере 5%. Пусть весь объем российских инвестиций, направленных за рубеж, является полностью управляемым, то есть ДУИ равна 100%. Тогда сумма налога на прибыль, которую теряет бюджет в результате вывода капитала за рубеж, составит 1,584 млрд долл. США.

НПр = 158,4 × 0,05 × 0,2 × 1= 1,584 млрд долл. США

В прошлом году был проведен опрос собственников и руководителей компаний реального сектора экономики о причинах использования оффшоров. Основная причина – это необходимость защитить собственность (см. рисунок 3).

Главное, что стимулирует использовать оффшорные зоны, – неконкурентоспособность корпоративного и налогового законодательства в России. Для решения спорных вопросов бизнес предпочитает обращаться в оффшорные юрисдикции. Поэтому для борьбы с оффшоризацией важны меры, которые были бы связаны с укреплением режима защиты прав собственности, а не просто механизмы изъятия прибылей у иностранной контролируемой компании.

Важный момент– это возможность реальной выгоды от деоффшоризации. Суть процесса не в том, чтобы наказать уклонистов, а в том, чтобы вернуть России инвестиционный потенциал. Поэтому, усиливая налоговое давление на оффшорные компании, необходимо вводить механизм снижения налоговой нагрузки, обеспечивающего стимулирование притока капитала в страну. Российские деньги надо не только вернуть, но и заставить работать на экономику нашей страны.

Рисунок 3 – Причины использования оффшоров российскими компаниями (по данным опроса АКГ “Градиент Альфа”)

Перспективы исполнения Закона о деоффшоризации будут зависеть от многих факторов:

Во-первых, от ликвидации недостатков в регулировании (в частности, дискриминации организаций) и внедрения действенного механизма устранения многократного налогообложения в отношении прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК).

Во-вторых, результативность деоффшоризации будет на прямую зависеть от тех мер, которые государство предпримет для сохранения конфиденциальности в отношении получаемой информации о структурах российских бенефициаров. Не секрет, что многие состоятельные резиденты РФ уходят в оффшорные зоны не столько с целью экономии на налогах, сколько для того, чтобы сохранить свою причастность к тем или иным активам в тайне. При этом цели могут быть разные: от опасений по поводу рейдерских захватов до укрывательства активов от наложения взыскания в рамках бракоразводных процессов и обхода норм российского законодательства о наследовании по закону.

С этой точки зрения стимулирование деоффшоризации бизнеса – глобальная задача, которая не может быть сведена только к принуждению бизнеса административными и фискальными методами к переводу накопленной прибыли в Россию. Это сложный перманентный процесс, результатом которого должно стать повышение уровня доверия бизнеса государству и его институтам в целом.


Библиографический список
  1. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ (ред. от 06.04.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.05.2015) // СПС КонсультантПлюс
  2. Басова С.А. Оффшоризация как закономерность глобализации и ее воздействие на экономику России: монография. М: СО РАН, 2010. – 224 с.
  3. Брук Б. Закон о деоффшоризации // Деоффшоризация бизнеса – сложный перманентный процесс повышения уровня доверия бизнеса к государству и его институтам // Редакция Закон.ру, 20.01.2015
  4. Эффективные инструменты топ-менеджмента в современных условиях хозяйствования Кизим А.А., Вылегжанина Е.В., Михайлюк О.В. Труды Кубанского государственного аграрного университета. 2011. № 30. С. 16-21.
  5. Цветков В. Деоффшоризация по-русски: как будет применяться закон о КИК // Налоговый вестник, 2015, №1


Все статьи автора «Самылина Анастасия Юрьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: