УДК 330.36

РЕЦЕПТ УСПЕШНОГО РЕГИОНАЛЬНОГО КЛАСТЕРА

Ерошенко Евгений Павлович
ФГБОУ ВПО «Уральский государственный экономический университет»
Соискатель кафедры региональной и муниципальной экономики

Аннотация
Данная статья посвящена обзору практик организации региональных кластеров в Европе, Азии и России, анализу положительных и отрицательных итогов кластерной политики от-дельных регионов. Учитывая сложность и комплексный характер процессов функционирования кластерных образований, автор пытается определить функцию зависимости успешного регионального кластера от составляющих его основу факторов.

Ключевые слова: региональный кластер


RECIPE FOR A SUCCESSFUL REGIONAL CLUSTER

Eroshenko Evgeniy Pavlovich
VPO " Ural State University of Economics»
Competitor of the Department of Regional and Municipal Economy

Abstract
This article reviews the practices of the organization of regional clusters in Europe, Asia and Russia , the analysis of positive and negative results of the cluster policy of individual regions. Given the complexity and comprehensive nature of the processes functioning cluster formations , the author tries to define a function depending on the success of a regional cluster of components it is based factors.

Keywords: regional cluster


Библиографическая ссылка на статью:
Ерошенко Е.П. Рецепт успешного регионального кластера // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2015. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2015/02/7222 (дата обращения: 26.05.2017).

Понятие «кластер» по отношению к отраслям и предприятиям было введено в научный оборот американским экономистом М. Портером в 1990 г. Согласно данной теории кластеры предприятий можно различать по результатам деятельности: кластеры, производящие товары, или промышленные кластеры предприятий и кластеры, предоставляющие услуги. Кластерная модель развития отдельных отраслей экономики в разрезе региона, по мнению многих ученых, способна не только увеличить эффект вложений в развитие территории, но и существенно оптимизировать экономику региона. Кремниевая долина в США – это один из наиболее ярких и ранних примеров применения кластерного подхода. На ее территории располагаются порядка 87 тысяч компаний,  десятки исследовательских центров и несколько крупных университетов.  Кремниевая долина это удачная модель взаимодействия академической научной среды, государственного содействия развитию отдельных экономических отраслей и бизнес сообщества. На территории Кремниевой долины оказывают услуги около 180 венчурных фирм и около 700 банков, которые финансируют деятельность отдельных компаний [1, c.23]. Являясь первопроходцами в области кластерного подхода, сегодня Соединенные Штаты продолжают успешно  его применять.

Мировой опыт развития региональных кластеров, созданных за более чем двадцатилетний период, позволил выявить общие модели кластерообразования в регионе. Выделяют различные реализации кластерной политики: североамериканскую, индийскую, финскую и итальянскую модели. Сравнительный анализ данных моделей может быть проведен по критериям, введенным самим М. Портером: степень рыночных связей и конкуренции, наличие фирм-лидеров, развитие малого бизнеса, инновации, интернационализация бизнеса [2, c.1602].

Так, к примеру, Финляндия, чья экономическая политика базируется на кластеризации, на протяжении 2000-х годов занимает ведущие места в мировых рейтингах конкурентоспособности. За счет кластеров, отличающихся высокой производительностью, эта страна, располагая всего 0,5% мировых лесных ресурсов, обеспечивает 10% мирового экспорта продукции деревопереработки и 25% – бумаги. На телекоммуникационном рынке она обеспечивает значительную долю мирового экспорта оборудования мобильной связи и мобильных телефонов [3, c.24]. Причем, Финляндия – это не только страна с высоким уровнем развития промышленных кластеров, но и кластерной моделью развития рынка услуг. Большое число банковских услуг, оказываемых дистанционно, повсеместный широкополосный доступ в сеть интернет, высокий уровень электронной коммерции, применения элементов «электронного правительства» во многих органах государственной власти – это все последствия применения кластерного подхода в информационной и телекоммуникационной сферах (два из девяти видов кластеров в Финляндии).

Таким образом, как показывает мировой опыт, существование кластеров в экономике может оказывать значительное влияние на ее развитие. Это возникает, как правило, под действием следующих процессов:

  • государственное регулирование развития кластерной модели отраслей специализации региона (применение, так называемой, дирижистской кластерной модели),
  • доступ к специализированным трудовым ресурсами в регионе,
  • наличие учреждений науки и учебных заведений необходимой специализации в местах существования кластеров.

Также, существенным представляется аспект степени зависимости развития рынка от наличия крупных заказчиков в месте приобретения продукта или оказания услуги (государство, крупные промышленные и финансовые корпорации и т.д.), а следовательно в месте организации и существования того или иного кластера.

Однако, далеко не все начинания при построении кластеров в различных регионах имели положительный исход. Есть ряд примеров, когда изначальные планы по построению кластеров не осуществились, либо были реализованы, но с не той степенью успешности.  В 2001 году министерство экономики, торговли и промышленности совместно с министерством образования, науки и технологий. Японии разработало программу организации 19 промышленно-научных кластеров. Основная цель организации кластеров было развитие наукоемких промышленных предприятий с высокой долей инновационной продукции, способной вывести на новый уровень развитие техники и технологий в Японии. В рамках реализации программы правительство выделяло финансирование из бюджета в размере 500 миллионов долларов в год. Однако, по мнению многих ученых, это не привело к возникновению прорывных технологий, инфраструктуры для массового производства инновационных продуктов. Реальная государственная поддержка осуществлялась лишь только в областях субсидирования научно-исследовательских грантов. Такие сферы как содействие получения льготного кредитования для инновационных проектов, создания кооперационных связей с существующей промышленностью, содействие в вопросах продвижения продукции. Поддержка инновационной деятельности, по мнению многих руководителей крупных промышленных предприятий Японии, была сведена в этой программе лишь только к построению инфраструктуры. Также негативное влияние оказали свойственные особенно для Японской экономики неформальные связи, традиции и обычаи, мешая активному развитию новых технологий в рамках организованных кластеров. В 2009 году специальная правительственная комиссия закрыла проект по развития кластеров, не обнаружив в нем перспектив. Большинство японских научно-промышленных кластеров не вышли на уровень самоокупаемости [4].

Франция потратила более 3 млрд евро на запущенную в 2005 году программу «Полюса конкурентоспособности» (Pôles de compétitivité). В рамках программа была осуществлена поддержка 71 кластеру.  Многие эксперты характеризуют результаты этой программы как нейтральные, активного развития предусмотренных в рамках этих кластеров технологий не последовало. И это, прежде всего связано с большим количеством поддерживаемых кластеров. Усилия правительственных органов и их партнеров были распылены на 71 кластер, вместо 15 планируемых изначально. При этом, доля отклоненных заявок  на участие в кластерах оказалось всего 32% [5]. В Германии при реализации программ кластерной политики (программы BioRegio, EXIST,  InnoRegio) процент отклоненных заявок держится на уровне 80-90, что может говорить  о  достаточно пристальном отборе кандидатов, но также, возможно, и о недостаточной гибкости властей [6, c.5].

В тоже время, реализация уже упомянутой кластерной программы в Германии   -  InnoRegio привела к увеличению численности занятых специалистов в деятельности предприятий, функционирующих в рамках кластера. В прочем, организация этого кластера оказала существенное влияние и на инновационную активность бизнеса — произошло значительное увеличение производства инновационных продуктов и, что естественно, увеличилось количество выданных патентов. Все изменения произошли  в результате 4 лет функционирования кластера — с 2000 по 2004 годы.

Также, достаточно интересен опыт Индии в области построения кластеров. Индийское правительство с 2000 года планомерно проводит политику в области развития инновационных проектов, имея 24 программы, насчитывающих более 1200 кластеров. Финансирование этих программ в период 2000 — 2010 года составило порядка 1,4 млрд. долларов [7, c.26]. В рамках кластеров в Индии поддерживаются предприятия малого и среднего бизнеса посредством различных механизмов: венчурное финансирование, частно-государственное партнерство, создание инновационных центров на отобранных территориях для реализации долгосрочных проектов. Достаточно хорошие успехи показывает программа «Инициатива Индии по достижению технологического лидерства в новом тысячелетии». Данная программа призвана поддержать научные исследования на базе частно-государственного партнерства, направленные на превращение индийской промышленности в технологического лидера в определенных областях.

В целом ученые и наблюдатели признают успешной реализацию кластерной политики в Индии. По данным информационных материалов Международного центра научной и технической информации более 60% экспортной продукции Индии производятся в кластерах. А в отдельных областях (производство одежды, ювелирных и кожаных изделий) экспорт из кластерных производств доходит до 90% [7, c.26]. Индийские кластеры функционируют при плотной поддержке и кооперации центральных правительственных органов с региональными и местными администрациями, проявляющих интерес в тесном взаимодействие крупного бизнеса и малых инновационных предприятий [8]. Выработка инноваций в результате функционирования кластеров является чертой инновационной политики Индии, позволяющей эффективно развивать отдельные экспортные ниши: разработка программного обеспечения и услуги офшорного программирования, телекоммуникации, медицина.

Опыт функционирования кластеров на территории Чешской Республики также имеет свои отличительные черты. Прежде всего с точки зрения аккредитации технопарков, являющихся основой функционирования кластеров. Аккредитованные технопарки должны иметь не менее 5 резидентов в своем составе, обладать соответствующей инфраструктурой: системами водоснабжения, канализации, электроэнергии и газоснабжения. Также, требования при аккредитации распространяются на возможность оказания консультационных услуг по области своей специализации. Эти требования обязывают технопарки размещаться рядом с крупными предприятия и учреждениями. По-этому, они располагаются, как правило, рядом с высшими учебными заведениями или научно-исследовательскими институтами. Деятельность технопарков в Чешской Республике регламентируется законом ЧР “Об инвестиционных стимулах (льготах)” № 72/2000 Свода законов. Также, согласно законодательству не предполагается льготное налогообложение для резидентов таких технопарков. Государство оказывается поддержку в виде предоставления льготной ставки на аренду офисных и производственных площадей, снижения стоимости бизнес-услуг для участников программы. В 7 административных областях Чехии действует не менее (по состоянию на апрель 2011 года) 12 аккредитованных и 25 неаккредитованных научно-технический центров, парков и зон. У каждого технопарка есть своя специализация. К примеру, технологический центр Градец Кралове, владельцем которого является муниципалитет, осуществляет поддержку молодых организаций, занимающихся информационными технологиями и медициной. В парке находится 28  резидентов, 14 из которых инновационные компаний. Технопарку удалось привлечь стратегического партнера — компанию «Майкрософт», которая одновременно является как основным спонсором, так и основных заказчиком резидентов. И это бесспорно, один из плюсов системы построения технопарков в Чехии — привлечения глобальных партнеров с одновременной вовлеченностью в процесс поддержки технопарков муниципальных властей. Технопарки в Чехии создаются как госдуарственными органами, так и крупными промышленными предприятиями, научно — исследовательскими институтами, университетами [9, c.416].

Положительных и отрицательных примеров функционирования кластеров на мировой карте можно привести еще много. Однако, постараемся на основании вышеприведенных примеров, определить ряд основных проблем, которые мешают активному развитию кластеров в европейских и азиатских странах:

  • отсутствие разнообразия форм поддержки развития организаций кластера (акцент на научной составляющей, акцент на строительство инфраструктуры).
  • Чрезмерная бюрократия (включая традиции, обычаи, неформальные связи), мешающая активной инновационной составляющей развития кластера и  входящих в него предприятий.
  • •           Большое количество одновременно поддерживаемых кластеров и инициатив в рамках одного кластера (размывание усилий).
  • Отсутствие координации усилий национальных и местных органов власти, бизнес сообщества.

В тоже время, нельзя не сказать о причинах успешного развития кластеров:

  • применение различных механизмов поддержки развития кластера:  венчурное финансирование, частно-государственное партнерство, создание инновационных центров на отобранных территориях для реализации долгосрочных проектов.
  • Тесная кооперация органов власти: центральных, региональных и местных.
  • Классификация, ранжирование, сертификация кластеров, с целью созданию конкуренции между ними для ускорения развития, совершенствования технологий функционирования.
  • Специализация кластеров с учетом особенностей территории их расположения.

Перечисленные проблемы и причины успехов развития кластеров в различных странах Европы и Азии бесспорно не характеризуют все возможности кластерной модели развития инновационной экономики. Но позволяют понять некоторые ее ограничения.

В российском опыте развития кластеров накопилось также множество примеров.  Основу развития кластеров определяют два документа: концепция социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года и стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020  года. Согласно первому документу предполагалось создание 2 типов кластеров: инновационных высокотехнологичных (в урбанизированных регионах) и территориально-производственных (в регионах со слабым освоением территории). В мае-июне 2012 года Минэкономразвития РФ в ходе заседаний рабочей группы отобрала 25 инновационных территориальных кластеров (поручение Председателя Правительства Российской Федерации от 28 августа 2012 г). Максимальное число из отобранных кластеров (7 штук) относятся к направлению «Информационные технологии и электроника». При этом информационные технологии показывают достаточно средние показатели продаж выпущенной в рамках функционирования кластеров продукции. По оценкам Российской кластерной обсерватории этот объем составляет порядка 24,9 млрд рублей   в расчете на один кластер (состояние на 2011 год). К примеру, этот же показатель в кластерах направленности «Новые материалы» (Физтех ХХI (Московская область), Троицк (Москва), Титановый (Свердловская область)) составляет 81,1 млрд в расчете на один кластер.  Эти же кластеры, из направления «Новые материалы» показывают наивысшие результаты по сравнения с другими по вложениям в научные исследования и разработки:  133,6 млрд в среднем на один кластер. Кластеры направления «Информационные технологии и электроника» расходуют на научные исследования 59,8 млрд рублей в расчете на один кластер. Данные приведены за период 2007-2011 годов [10, c.25-38].

Также достаточно интересными являются планы по финансированию проектов кластеров. Выделяют 3 источника финансирования пилотных кластеров: федеральный бюджет, региональный бюджет и внебюджетные источники. К примеру, кластеры направления «Информационные технологии и электроника» будут профинансированы до 2017 года из внебюджетных источников в размере 47% [10, c.25-38]. Но для этого нужны существенные объемы продаж продукции и услуг этих кластеров. А с этим вопросом далеко не всегда все просто. Для обеспечения значительных продаж, необходим отлаженный механизм функционирования предприятий кластера, в основе которых работают люди, создающие инновационный продукт. К примеру, в московском городе Троицк (кластер под названием «Троицк») по мнению ряда экспертов скорее существует тенденция к созданию спального района подмосковья, чем к развитию инновационного центра. На территории города работает достаточно много НИИ, услуги которых востребованы промышленностью. Сотрудники НИИ имеют заработок, позволяющий им проводить свою жизнь достойно и особого желания рисковать, бросать стабильную работу, испытывать свой предпринимательский талант ради светлого инновационного будущего у них нет. На территории города также отсутствуют учебные заведения, по этому массового притока молодых специалистов  в предприятия кластера ожидать тоже достаточно сложно. Большинство населения города ездит «на заработки» в Москву, преодолевая многокилометровые пробки. После построения шоссе эта проблема исчезнет, процент желающих заработать в столице увеличится. Не смотря на оптимизм руководителей Троицкого кластера, кадровые трудности с персоналом и как следствие с перспективами инновационных производств очевидны.

Также, эксперты сходятся во мнении, что основная мера поддержки предприятий в составе кластера — это предоставление соответствующей инфраструктуры, а вернее, строительство инфраструктурных объектов. «Во многих случаях развитие инфраструктуры — главное, чем мы можем помочь. В городах уже есть научный потенциал, но нужно, чтобы людям там было комфортно жить, чтобы им хотелось остаться», — объясняет Артем Шадрин, директор департамента инновационного развития Минэкономразвития [11]. Но всегда ли строительство инфраструктуры является обязательным или достаточным для эффективного развития предприятий кластера? Очень часто для успешной реализации проекта не хватает маркетинговых, коммерческих, организационных навыков, юридической и финансовой грамотности, времени и средств для погружения в инновационную среду и умений для общений с потенциальными партнерами инновационных предприятий. Но это в основном касается малого бизнеса в составе кластера.

Достаточно неплохие успехи демонстрирует ИТ-кластер Санкт-Петербурга. Согласно данным кластерной обсерватории Высшей школы экономики, уровень заработной платы в предприятиях кластера превышает средний по региону в два раза у более чем 60 000 сотрудников. А к 2016 году планируется довести количество высокооплачиваемых специалистов до 100 000 в рамках организаций кластера. И это самый высокий показатель в стране. К примеру, в ИТК «СибАкадемСофт» количество персонала с высокой относительно средней по региону заработной платы составляет не менее 2000 человек и планируется к 2016 году доведение этого количество до 5000 — 6000 сотрудников [10, c.29]. В рамках Санкт-Петербургского ИТ-кластера функционируют и крупные предприятия по производству изделий микросхемотехники и телекоммуникаций (ОАО «Авангард» и ЗАО «Завод им. Казицкого»), и  уже состоявшиеся ИТ-предприятия (ООО «Промт» и  ООО «Центр речевых технологий») и представительства зарубежных «ИТ-гигантов» (Oracle и Intel) [12]. Предприятия кластера достаточно успешны не только на российском рынке. Их продукция известна и используется за рубежом. Возможно, совмещения опыта лидеров российского, мирового бизнеса и небольших инновационных компаний стали одним из залогов успеха развития кластера. Также, немаловажную роль играет активная работа по продвижению продукции и защиты интересов отечественных производителей Некомерческого Партенрства «Русофт», входящего в кластер.

В Свердловской области была попытка создания ИТ-кластера. НП «Уральский  IT-кластер» был создан по инициативе Министерства информационный технологий Свердловской области и крупнейших ИТ-компаний региона в конце 2012 года. Однако кластер объединил только небольшое число крупных компаний, а после расформирования отраслевого регионального министерства информационных технологий, практически лишился шанса на государственную поддержку. На текущий момент можно сказать, что проект только «на бумаге» и вряд ли вызовет интерес у потенциальных партнеров в ближайшее время.

  Рассмотренные примеры показывают, что вероятность построения кластера, основанного только на организации инфраструктуры для предпринимателей (строительство офисных, производственных зданий, жилья или выставочных центров), или только на поддержке государства без участия бизнеса, или организации кластера на основе крупных компаний, или наоборот создание общности только малого бизнеса без участия крупных опытных игроков рынка далеко не всегда могут привести к успеху. Кластер — это всегда комплексное решение, учитывающее отраслевую и региональную специфику, опирающееся на государство и компании с большим опытом, имеющее в своей основе инновационную составляющую и систему привлечения молодых амбициозных предпринимателей и специалистов.

По мнению многих экспертов показательной инновационной отраслью экономики могут информационных технологии. И компании этого рынка проявляют хорошую активность (большое количество проектов, большое количество запросов на привлечение капитала и т.п.). Мало того, есть ряд успешных примеров организации кластеров именно в этой сфере как на международном уровне (опыт США и Индии), так и на российском (ИТ-кластер Санкт-Петербурга, Новосибирский «СибАкадемСофт»). При этом, по  мнению компаний ИТ-бизнеса существует ряд проблем, негативно влияющих на развитие ИТ-технологий в целом. Среди этих проблем: достаточно жесткий налоговый режим для ИТ-компаний (не учитывающий специфику их бизнеса), несовершенство отраслевого законодательства (ФЗ №152), неготовность правохранительной системы к защите ИТ-бизнеса (защита интеллектуальной собственности, «хакерские» атаки), сложности трансграничного контроля (валютные операции, сложности привлечения иностранной  рабочей силы, непризнание российских патентов зарубежом), недостаточная поддержка ИТ-стартапов при их международном продвижении [13]. Все эти и другие возникающие в ходе развития ИТ-индустрии в России проблемы должны быть учтены путем предложения соответствующих мер, к примеру, в ходе организации кластера в области информационных технологий.

 Так что же должен представлять собой успешный эффективный региональный кластер на перспективном рынке? Прежде всего — это инициативная команда в регионе, способная консолидировать усилия вокруг специализации кластера (p-personal). Для определения потенциала согласно этому принципу, стоит посмотреть активности профессионального сообщества в планируемой области специализации кластера, учесть опыт «межкорпоративного» взаимодействия и создания команд с участие малого бизнеса. Второе, это финансовая основа, формируемая из разных источников, страхуя риски недостаточного финансирования (f-finance). Источников финансирования проектов по созданию кластера, в идеале, должно быть несколько: этом могут быть частные инвестиции, это может быть финансирование из муниципального, регионального или федерального бюджета или краудфандинговые платформы. Третье, это симбиоз федеральных, региональных усилий и усилий местной власти и бизнес-сообщества по развитию отрасли специализации кластера (с-cooperation). Действия властей могут погрязнуть в чрезмерной бюрократии при принятии решений. Действия должны быть прогнозируемые, четкие и быстрые, если государство или муниципалитет является участником проекта.  Четвертое, ориентация кластера на глобальные рынки, ведь распределение ресурсов не знает границ в современном мире (m-market). Если производство продукции и услуг кластера должна опираться на ресурсы региона, то распространение результатов деятельности зависит от рынка сбыта, приоритеты отдаются двум направлениям: импортозамещению и экспорту продукции с высокой степенью переработки. При этом рынки сбыта продукции кластера могут быть различные и, как правило, выходят далеко за пределы региона. Также, определяющим является выбранная рыночная «ниша» в специализации кластера: с одной стороны, территория должна иметь ресурсы, необходимые для ее развития, с другой, рынок должен обладать перспективами и необходимой емкостью для новых игроков и продуктов (s-specialization). Перед выбором отрасли специализации кластера необходимо проводить тщательные маркетинговый анализ перспектив реализации продукции или услуг кластера. Ну и не стоит забывать о внутренней и внешней конкуренции: конкуренция за ресурсы внутри кластера, ранжирование, сертификация, аттестация команд проектов и предприятий кластера в различных системах позволят привить соревновательный дух, сделать оценку успехов предприятий кластера независимой, организовать систему взгляда «со стороны» (r-rush). Таким образом, функция успешного кластера может иметь следующий вид: RC (regional claster) = f (p;f;c;m;s;r).

Приведенные примеры и выводы заставляют посмотреть на вопрос организации и развития любого кластера комплексно. Учитывая уже значительный негативный и положительный опыт развития региональный кластеров, стоит продолжить его анализ и синтез с целью реализации успешных проектов развития территории при помощи кластерной модели.


Библиографический список
  1. Национальная инновационная система США: история формирования, политическая практика, стратегия развития: информационно-аналитические материалы /под ред. М.И. Рыхтик, Нижний Новгород., 2011.
  2. Портер М. Международная конкуренция: пер. с англ./М. Портер; под ред. и с предисл. В.Д. Щетинина. М.: Международные отношения, 2000.
  3. Oulu Region — The Direction for Expertise. Oulu: Painotalo Suomenmaa, 2003.
  4. Явит ли Япония новое экономическое чудо// Торгово промышленные ведомости: издание торгово-промышленной палаты РФ 2011. URL: http://www.tpp-inform.ru/economy_business/1586.html (дата обращения: 15.01.2015).
  5. Рубвальтер Д.А. Полюса конкурентоспособности// Независимая газета: сетевое издание. URL: http://www.ng.ru/science/2009-12-02/11_france.html (дата обращения: 15.01.2015).
  6. A. Eickelpasch, M. Fritsch Contests for Cooperation – A New Approach in German Innovation Policy. Berlin: German Instinute for Economic Research, 2005.
  7. Инновационно-технологические кластеры стран – членов МЦНТИ. Международный центр научной и  технической информации.М., 2013.
  8. Бондаренко В. Малые предприятия в системе кластеров // Бизнес для всех. 2005. № 33.
  9. Обзор инновационных кластеров в иностранных государствах. Минэкономразвития России. М., 2011.
  10.  Гохберг Л.М., Шадрин А.Е. Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации. Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». М., 2013.
  11. Сараев В. Затерянный кластер // Эксперт. 2014. № 51.
  12. Российская кластерная обсерватория: сетевое издание. URL: http://cluster.hse.ru/ (дата обращения: 15.01.2015).
  13. В Минкомсвязи обсудили, что мешает российским ИТ-стартапам развиваться более успешно. Минкомсвязь. сетевое издание. URL: http://minsvyaz.ru/ru/news/index.php?id_4=43771 (дата обращения: 16.01.2015).


Все статьи автора «Eroshenko»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: