УДК 347.77

ОГРАНИЧЕННОСТЬ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ПАТЕНТНЫЙ РИСК

Кузубов Сергей Анатольевич
Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина
доктор экономических наук, профессор кафедры учета, анализа и аудита

Аннотация
Данная статья посвящена исследованию экономических аспектов ограниченности прав интеллектуальной собственности и поиску моделей для количественной оценки патентного риска. Установлена несовершенство и ограниченность патентной защиты, что является источником деловых рисков, присущих интеллектуальным активам. Определены пути дальнейшего совершенствования теоретических моделей.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, экономические аспекты


LIMITED INTELLECTUAL PROPERTY RIGHTS AND PATENT RISK

Kuzubov Sergey Anatolevich
Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin
Doctor of Economics, professor to the chair of Accounting, analysis and audit

Abstract
In the article we study the economic aspects of limited intellectual property rights and search for models for the quantitative assessment of patent risk. We identified imperfections and limitations of patent protection, the source of business risk inherent to intellectual assets. The ways to further improvement of theoretical models are specified.

Keywords: economic aspects, intellectual property


Библиографическая ссылка на статью:
Кузубов С.А. Ограниченность прав интеллектуальной собственности и патентный риск // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2014. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/10/6142 (дата обращения: 29.09.2017).

В современной постиндустриальной экономике стратегическое использование интеллектуальных активов становится самым сильным конкурентным оружием. Предприятия могут использовать интеллектуальную собственность для создания входного барьера на своем рынке. Например, предприятие может начать выпуск товара, который охраняется патентом, производится с помощью хранящегося в секрете ноу-хау, маркирован зарегистрированным товарным знаком и сопровождается, защищенным авторскими правами руководством пользователя. Потенциальные претенденты на этот рынок в результате сталкиваются с проблемой нахождения продукта с технической новизной (то есть такого, который отличается от запатентованного), производимого в соответствии с собственным технологическим процессом, продающегося под товарным знаком, не похожим на существующий.

Однако, если эти потенциальные новички, посредством предварительного анализа или исследования обнаруживают, что столкнутся с интеллектуальными активами в качестве барьера для проникновения на рынок, то они осознано могут выбрать стратегию обхождения или нарушения этих прав, если потенциальные выгоды по их оценкам превышают возможные судебные издержки.

Исходя из этого, предприятия, обладающие интеллектуальными активами, должны иметь научно обоснованные инструменты количественной оценки риска нарушения этих прав и измерения размера возможного ущерба. Для предприятий, работающих в быстро развивающихся высокотехнологических отраслях, наиболее актуальной является проблема оценки патентного риска.

Патентный риск – потенциально существующая вероятность потери экономических выгод от обладания патентом в связи с целенаправленными действиями третьих лиц.

Структура патентного риска включает в себя следующие элементы:

  • риск аннулирования патента;
  • риск блокирования патента;
  • риск незаконного нарушения патента;
  • риск обхождения патента.

Двумя отличительными признаками, определяющими суть патентной защиты и её экономическое применение, на наш взгляд, являются:

а)     Временность прав собственности;

б)    Исключительность прав собственности.

А) Временность патентных прав собственности следует из природы технологической информации, лежащей в основе патента. Еще давно лауреат Нобелевской премии экономист Кеннет Эрроу, указал на то, что информация и знания могут быть легко воспроизведены, как только они попали на рынок. Говоря на экономическом языке, они обладают свойствами общественных благ. Если предприятия не могут препятствовать третьим лицам копировать плоды их изобретательской и творческой деятельности, они не имеют достаточно стимулов инвестировать свои финансовые ресурсы в такую деятельность. Предприятия, конечно могут иметь и другие способы получения прибыли от новых технологий, такие как преимущество «первого хода». Тем не менее, государство исторически предпочитало дополнять эти “натуральные” стимулы исключительными правами интеллектуальной собственности. Накладывая временное ограничение на действие патентных прав, удовлетворяются обе цели: изобретатель получает монополию на извлечение доходов из запатентованного объекта, а общество новую технологическую информацию бесплатно после окончания срока действия патента.

Б) Второе отличительное условие определяется целью патентной защиты – возможностью не только самому пользоваться запатентованным объектом, но и исключать других из его использования. Традиционные права собственности в отличие от патентных не действуют против других предприятий, создавших аналогичную собственность самостоятельно. В отсутствие исключительности, вынужденные издержки, связанные с доказательством независимости разработки изобретения, были бы чрезмерно высоки. Исключительность патентных прав собственности устраняет такие накладные расходы. Идентичное изобретение в любом случае не допускается и никакого доказательства от патентообладателя не требуется.

Теоретически, права интеллектуальной собственности позволяют частных агентам получать прибыль от своих интеллектуальных активов, с помощью которой они могут возместить первоначальные инвестиционные затраты на создание этих активов.

В реальной же хозяйственной деятельности патент часто приносит его обладателю ограниченный или вообще отрицательный доход. Наиболее типичными являются следующие три ситуации.

1. Имеющий силу патент дает его обладателю право исключать других из пользования изобретением, однако, он не даёт ему право применить его самому, если при этом будут нарушены патентные права других. Например, первоначальный новатор имеет право на важный технологический процесс. Если другой новатор изобретает усовершенствование этого процесса, он не сможет его применять без лицензирования базового процесса у первоначального новатора, а тот в свою очередь не сможет применять усовершенствование без лицензирования у того другого новатора. Поэтому, для многих быстро прогрессирующих отраслей экономики, например, электронной, телекоммуникационной, где выдается много патентов, вероятность того, что какой-либо новый патент не сможет быть реализован без нарушения прав многочисленных действующих патентов, достаточно высока. Эта проблема может быть устранена с помощью механизма перекрестного лицензирования, в соответствии с которым, по одному лицензионному соглашению патентообладатель является лицензиаром, а по второму – лицензиатом. Соответственно другой патентообладатель по первому соглашению – лицензиатом, а по второму – лицензиаром. Разнообразные аспекты перекрестного лицензирования исследованы в работах Ферштмана и Камина (1992), Эсварана (1994), Чои (2003) [1,2,3].

2. Патентная система налагает на патентообладателя бремя выявления нарушителя и инициацию судебного процесса с целью возмещения убытков. Такие судебные разбирательства обычно затягиваются надолго и требуют больших расходов. Поэтому как ответчику, так и истцу лучше их избегать. Для ответчика лучшим исходом является разрешение суда продолжать «подозреваемое нарушение», а худшим – выплата значительных штрафов. Для истца вероятность того, что суд признает патент действительно нарушенным, примерно 1:3. Если патентообладатель уже имеет лицензиатов по спорному патенту, то он имеет сильный мотив избегать тяжбы, поскольку если он проиграет, он потеряет все лицензионные платежи, а не только потенциальные платежи от нарушителя. Таким образом, принятие предприятием стратегии оборонительного патентования, использования патентов как средства создания барьеров для входа на рынок конкурентов, наиболее вероятно приведёт к чистым убыткам. Различные аспекты экономической эффективности судебного разбирательства вокруг нарушенного патента освещены в работах Фейнберга и Русланга (1990), Ланьоу и Шанкермана (2001), Сомая (2003) [4,5,6].

3.  Патент покрывает определенное средство достижения результата, но не результат, если даже результат и рынок, который он создаёт, также обладают новизной. Вероятный конкурент может обойти патент, если он сможет изобрести средство, не указанное в изначальном патенте. В большинстве областях и в большинстве случаев обойти патент достаточно легко, поскольку существует несколько известных способов, с помощью которых можно достичь эффекта равносильного запатентованному. Этот аспект патентных прав наименее изучен (почти не изучен в российской) экономической науке. Хотя основы для исследования были заложены в работах Гильберта и Шапиро (1990), Клемперера (1990) и Галлини (1992) [7,8,9].

В настоящее время представляется правомерным рассмотрение патентной защиты не с точки зрения временной монополии, предоставляемой патентообладателю (как принято в традиционной экономической науке), а с точки зрения несовершенства такой защиты и ограничительных условий для патентообладателя.

Ограниченность патентной защиты может быть наглядно изображена с помощью трёх измерений:

1)    Длина защиты: срок действия патентных прав;

2)    Ширина защиты: до какого предела защищает патент против имитации (насколько похожими допускаются имитации);

3)    Высота защиты: какой уровень новизны требуется для усовершенствований запатентованных изобретений.

Длина патента определяется законодательно установленным в патентной системе сроком действия исключительных прав (в РФ, 20 лет). В экономической литературе значительное внимание уделяется именно этому измерению патентной защиты. Так Нордхаус (1969) в своей знаменитой работе рассматривает оптимальный для общества срок действия патента с целью нахождения баланса между силой стимула для инноваций и необратимыми потерями, вызванными установлением искусственной монополии [10]. Камин и Шварц (1976), а также Денисоло (1999) анализируют оптимальный срок действия патента в условиях конкурентного рынка изобретений [11, 12]..

Ширина патента обусловливает максимально допустимое количество элементов запатентованного объекта, которые могут быть сымитированы. Предположим, объект состоит из v элементов, тогда ширина определяет максимальное количество b из v, которые могут быть сымитированы без нарушения патентных прав.

Высота патента в свою очередь устанавливает минимальное количество новых элементов, которые должно содержать усовершенствование изобретения. Иными словами, как много новых элементов h необходимо, чтобы не нарушить действующий патент.

Разница между шириной патента и высотой патента едва уловимая, но принципиальная. Ширина ограничивает практику копирования запатентованных продуктов, можно сказать, путем установления максимального количества характеристик продукта, которые разрешены для подражания. Высота создает ограничение для усовершенствования. В чем тогда различие между подделкой и усовершенствованием? Ответ заключается в расходах. Хотя подделка может также потребовать инвестиций в НИОКР, чтобы получить навыки имитация, усовершенствование, скорее всего, потребуют больших затрат, поскольку должна быть сгенерирована новая информация. Во-вторых, существует и правовой аспект. Достаточное усовершенствование является в принципе патентоспособными, в то время как достаточная имитация нет. Наконец, различие между высотой и шириной патента может быть рассмотрено с точки зрения спроса. Хотя имитации также могут потребовать дополнительных инвестиций в НИОКР с целью изучения и последующей имитации, усовершенствования стоят дороже, поскольку должна быть разработана новая техническая информация.

Используя концепцию Клемперера, имитации могут быть рассмотрены как горизонтальные дифференциации запатентованного объекта. Потребители же соглашаются на наиболее предпочтительную разновидность. Некоторые предпочитают защищенные патентом разновидности, другие – имитации за пределами защищенного интервала. Усовершенствования принципиально отличаются в этом от имитаций. Усовершенствования могут быть подвергнуты рассмотрению как вертикальные дифференциации. Очевидно, что при равных ценах, все потребители сделают выбор в пользу усовершенствования, чем старой версии. Высота патента, таким образом, может быть представлена в виде защищенной области на вертикальном спектре. Конкуренты, собирающиеся войти на рынок, ограничены в своём выборе минимальным уровнем усовершенствования, не нарушающем действующий патент. Поэтому, измерения ширины и высоты определяют два типа конкуренции, один является результатом горизонтальной, а другой – вертикальной.

Учитывая вышеупомянутое, ширина и высота патента обусловливают две различные стратегии преодоления исключительности патентных прав: стратегию имитации «рядом» с продуктом и стратегию усовершенствования «выше» запатентованного продукта. Стратегия имитации предоставляет относительное стоимостное преимущество. Однако, такая стратегия строго ограничена широтой патента. Будучи горизонтальной дифференциацией, имитация должна быть как можно ближе к запатентованному продукту. Конкурент же, который преследует стратегию усовершенствования, имеет склонность к созданию дистанции от патента, но это стремление может быть сдержано высокой стоимостью НИОКР.

Для измерения экономического эффекта, который оказывают три измерения патента на доход предприятия – патентообладателя, использующего патентные права в своей хозяйственной деятельности, в современной науке применяют математический аппарат теории игр. Разработанные с его помощью модели позволяют:

1)    определять воздействие на доход патентообладателя отдельно высоты и ширины патента;

2)    находить комбинированное воздействие обоих измерений;

3)    вводить в модель динамику за счет ограничения срока действия патента (длина патента) и предоставления возможности лицензирования.

К сожалению, эти модели, не могут раскрыть все тонкости того, как функционируют рынки интеллектуальных активов в реальном мире. Предположим, что существует неопределенность относительно будущего спроса и издержек. Такая неопределенность не повлияет на наши результаты, если предприятие нейтрально по отношению к риску. Если, однако, предприятие склонно к риску, эффективное распределение рисков требует получения более широких и коротких патентов, чем в предыдущем случае.

На практике, также, изобретения строится друг на друге, и длинная продолжительность действия патента может иметь негативное влияние на стимулы других предприятий к участию в соответствующих исследований, которые будут опасаться полагаться на милость первоначального патентообладателя. В частности, как представляется, существует опасность того, что чрезмерно длинная патентная защита затормозит последующие инновации путем создания монопольных прав на всю область исследования. Таким образом, необходимо дальнейшее моделирование рынков с последовательностью связанных инновации для определения оптимальной патентной политики в таких условиях.


Библиографический список
  1. Eswaran M. Cross-licensing of competing patents as a facilitating device //Canadian Journal of Economics. – 1994. – С. 689-708.
  2. Fershtman C., Kamien M.I. Cross licensing of complementary technologies// International Journal of Trade Organization. – 1992. – vol.10 (5).
  3. Choi J. P. Patent pools and cross-licensing in the shadow of patent litigation. – 2003.
  4. Feinberg R.M. and Rousslang D.J. The Economic Effects of Intellectual Property Infringements.// Journal of Business. – 1990. – № 63.
  5. Lanjouw J. O., Schankerman M. Characteristics of patent litigation: a window on competition //RAND journal of economics. – 2001. – С. 129-151.
  6. Somaya D. Strategic determinants of decisions not to settle patent litigation //Strategic Management Journal. – 2003. – Т. 24. – №. 1. – С. 17-38.
  7. Gilbert R. and Shapiro C. Optimal Patent Length and Breadth.//  RAND Journal of Economics. – 1990. – № 21.
  8. Klemperer P. How Broad should the Scope of Patent Protection Be?// RAND Journal of Economics. – 1990. – № 21.
  9. Gallini N.T. Patent Policy and Costly Imitation.//RAND Journal of Economics. – 1992. – № 23.
  10. Nordhaus W.D. Invention, Growth and Welfare. A Theoretical Treatment of Technological Change. – Cambridge MA: MIT Press, 1969
  11. Kamien M. I., Schwartz N. L. On the degree of rivalry for maximum innovative activity //The Quarterly Journal of Economics. – 1976. – С. 245-260.
  12. Denicolo V. The optimal life of a patent when the timing of innovation is stochastic //International Journal of Industrial Organization. – 1999. – Т. 17. – №. 6. – С. 827-846.


Все статьи автора «Sergey Kuzubov»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: