УДК 330.11

ЗАКОНЫ СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ: ИЛЛЮЗИЯ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ? ПРИЧИНА ЖИВУЧЕСТИ ИЛЛЮЗИИ

Мыльников Борис Владимирович
ДОСААФ России

Аннотация
Статья является третьей, заключительной частью работы «Законы спроса и предложения: иллюзия или реальность?» Она раскрывает причины убедительности и живучести иллюзии действия этих законов.

Ключевые слова: пропорции обмена, саморегулирование экономики, строение производства, структура потребностей, товар Гиффена, хозяйствующий субъект


SUPPLY AND DEMAND LAWS: ILLUSION OR REALITY? REASON OF SURVIVABILITY OF ILLUSION

Mylnikov Boris Vladimirovich
DOSAAF of Russia

Abstract
This article is the third, final part of research work "Supply and demand laws: illusion or reality? " It opens the reasons of persuasiveness and survivability of illusion of action of these laws.

Библиографическая ссылка на статью:
Мыльников Б.В. Законы спроса и предложения: иллюзия или реальность? Причина живучести иллюзии // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2014. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2014/07/5230 (дата обращения: 30.09.2017).

В первой и второй частях работы была раскрыта иллюзорность законов спроса-предложения и показан механизм функционирования действительного объекта экономической науки, которым является система, охватывающая всех хозяйствующих субъектов, связанных между собой отношениями специализации производства и обмена избытками продукции. Это позволяет перейти к показу причин живучести иллюзии указанных законов.

Сила иллюзии такова, что её не в состоянии разрушить даже явная противоречивость одного закона другому. В самом деле, согласно закону предложения при снижении цены товаров данного вида их производство уменьшается, но одновременно в соответствии с законом спроса должно вырасти их приобретение и потребление. Очевидно, что приобрести больше того, выпуск чего сократился, невозможно! С другой стороны, по закону предложения при повышении цены товаров их производство и предложение увеличивается, но одновременно согласно закону спроса снижаются объёмы их приобретения. Возникает вопрос, кто и зачем станет наращивать производство того, что не находит сбыта?

Чтобы понять причину живучести иллюзии законов спроса и предложения, следует обратить внимание на то, что изменение материальных условий производства наиболее вероятно у одного (или нескольких) хозяйствующего субъекта. Поэтому остальные оказываются в роли вторично реагирующих на его действия. Повышение выработки при изготовлении того или иного блага вследствие технического усовершенствования или открытия богатого месторождения сырья ведёт к тому, что данный субъект увеличивает выпуск и предложение продукта своей специализации и изменяет пропорцию его обмена в пользу товаров, изготавливаемых остальными субъектами при неизменных условиях производства, т.е. снижает его относительную цену. Это означает повышение относительных цен других товаров. Рост предложения товаров первого вида в сочетании со снижением их цены и повышением относительных цен остальных товаров вызывает увеличение выпуска и предложения последних. Но расширение предложения товаров теми хозяйствующими субъектами, у которых материальные условия производства не изменились, есть не что иное, как повышение спроса с их стороны на товары первого субъекта. В результате у таких субъектов складывается впечатление о том, что при неизменных материальных условиях производства (а у них они действительно не меняются) снижение цены приобретаемого товара вызывает расширение спроса на него, а рост относительной цены выпускаемой ими продукции способствует увеличению её выпуска и предложения. Истинная же причина этих явлений, заключающаяся в возрастании предложения первого товара и снижении его цены вследствие улучшения материальных условий производства, остаётся им неизвестной.

Снижение цены товаров субъектом, который выпускает их прогрессивным способом в возросших объёмах, приведёт к тому, что производители остальных благ будут предлагать свою продукцию именно ему. Отсутствие её предложения другим субъектам, изготавливающим такие же товары, как и первый, но устаревшим способом, заставит их самостоятельно изготавливать необходимые блага. Время для этого они высвободят за счёт уменьшения продолжительности отдыха и выпуска товаров. Одновременно они снизят их цену до уровня первого. Это обеспечит возобновление предложения в их адрес необходимых им благ. Естественно, его величина уменьшится, так как у таких субъектов сократятся объёмы выпуска и встречного предложения товаров. Указанные действия позволят им минимизировать снижение полноты удовлетворения своих потребностей. Сокращение производства и предложения товаров субъектами, изготавливающими ту же самую продукцию, что и первый, но устаревшим способом, есть не что иное, как уменьшение их спроса на товары других субъектов. При этом у них сложится впечатление о том, что при неизменных условиях производства снижение цены их товаров ведёт к сокращению их выпуска и предложения, и что повышение относительных цен других товаров вызывает уменьшение спроса на них. Того, что в целом по экономике выпуск подешевевших товаров, аналогичных тем, что выпускают они, возрос, и что снижение цен этих товаров было осуществлено с целью стимулирования увеличения встречного предложения других товаров, они заметят вряд ли.

При неблагоприятном изменении у данного субъекта материальных условий изготовления продукта специализации он не сможет выпускать и предлагать его в прежнем количестве. Стремление субъектов, приобретающих данный товар посредством обмена, минимизировать снижение полноты удовлетворяемой с его помощью потребности заставит их увеличивать натуральное (своими силами) изготовление соответствующих благ и уменьшать для высвобождения времени продолжительность отдыха и выпуска предметов своей специализации. Поэтому их предложение снизится, что одновременно означает сокращение спроса на товары, включая те, условия производства которых ухудшились. Чтобы минимизировать снижение их предложения субъекты, у которых условия выпуска предметов специализации остались прежними, изменят пропорции обмена своей продукции в пользу товаров первого вида. В денежном выражении это будет означать снижение относительных цен товаров, условия производства которых не изменились, и повышение относительной цены товара, выпускаемого в ухудшившихся условиях. Поэтому с точки зрения субъектов, специализирующихся на товарах, производимых в прежних условиях, снижение их относительных цен вызывает сокращение их выпуска и предложения, а повышение относительной цены приобретаемых товаров способствует уменьшению спроса на них. Того, что условия изготовления подорожавших товаров ухудшились, и именно это привело к сокращению их выпуска и повышению цен, субъекты, у которых условия производства остались прежними, скорее всего, не заметят.

Если товары, условия производства которых ухудшились, выпускает не один субъект, а несколько, но ухудшение произошло только у одного, то предложение таких товаров всё равно снизится, а относительная цена возрастёт. Поэтому у остальных субъектов, выпускающих товары данного вида в прежних условиях, появится возможность повысить полноту удовлетворения своих потребностей путём расширения их выпуска и обмена. Время для этого они высвободят за счёт сокращения натурального (собственного) удовлетворения потребностей благодаря тому, что теперь смогут выменивать (покупать) и потреблять возросшие количества чужих товаров. Поэтому с позиции таких производителей повышение цены их товаров ведёт при неизменных материальных условиях производства к увеличению их выпуска, а снижение относительных цен других товаров вызывает увеличение спроса на них. На то, что повышение цен их товаров и увеличение их выпуска стало следствием ухудшения условий изготовления аналогичных товаров у других субъектов, они вряд ли обратят внимание.

Итак, иллюзия существования законов спроса и предложения возникает только у субъектов с неизменными условиями производства. Им кажется, что реагируют они объёмами приобретаемых или выпускаемых товаров в ответ на изменение их цен. Однако на самом деле реагируют они в составе объекта (системы) не на изменение цен, а на изменение материальных условий производства у какого-либо субъекта, который либо увеличивает, либо сокращает выпуск и предложение своих товаров. Одновременно в первом случае относительная цена таких товаров снижается, а во втором – растёт. В ответ остальные субъекты вместе с изменением цен своих товаров либо увеличивают их выпуск, либо сокращают его. Реакция их носит вторичный характер.

За реакцией субъектов, непосредственно связанных с тем субъектом, на который пришлось внешнее воздействие, следует реакция субъектов очередного круга, затем следующего и так далее до тех пор, пока не прореагируют все элементы объекта. В результате на внешнее воздействие, приложенное к одному или нескольким элементам объекта, он реагирует как единое целое. Пусть реакция отдельных элементов будет крайне слабой, но она произойдёт. Иначе элемент нельзя считать частью объекта (системы).

Понятно, что число первично реагирующих субъектов несопоставимо мало по сравнению с массой субъектов, чья реакция носит вторичный характер. Более того, первично реагирующие в данном периоде субъекты, в предшествующих периодах уже были в роли вторично реагирующих. Поэтому то, что теперь они вместе с улучшением условий производства увеличивают выпуск товаров и снижают для расширения сбыта их цену, не разрушает их веру в то, что при неизменных условиях производства именно снижение цены оказывает решающее влияние на уменьшение объёмов выпуска товаров. Точно так же ухудшение условий производства и сопутствующее ему снижение выпуска товаров с одновременным ростом их относительных цен не в состоянии поколебать уверенность людей в том, что при неизменных условиях производства именно рост цены товара способствует увеличению объёмов его выпуска. Следовательно, возражать против справедливости законов спроса и предложения на обыденном уровне просто некому.

Похожая ситуация существовала во взглядах на устройство мироздания в средние века. Тогда редко кому приходило в голову возражать против того, что именно Солнце движется по небосводу при полной неподвижности Земли. Тем не менее, под давлением растущего числа фактов, не укладывающихся в концепцию о том, что Земля плоска и неподвижна, а Солнце движется по небесной сфере, в представлениях об устройстве мироздания произошёл переворот. Новая гелиоцентрическая концепция прошла проверку практикой, сумев объяснить все относящиеся к ней факты и обеспечив достаточно точные предсказания о расположении планет в будущем. Это превратило её в стройную теорию, пригодную к практическому использованию.

Положение, подобное геоцентризму, сложилось сейчас в экономической науке. Общественное хозяйство в её главном – неоклассическом – течении представлено моделью круговых потоков, которая также соответствует реальности, как и представление о плоской земной тверди, лежащей на трёх китах. Применение этой модели к исследованию хозяйственных процессов даёт неутешительные результаты: она мало что объясняет, а предсказания, выработанные на её основе, если и совпадают с действительностью, то лишь случайно, подобно тому, как стоящие часы дважды в сутки показывают правильное время. Копится количество фактов, которые не в силах объяснить современная экономическая теория. Всё это говорит о том, что пора менять парадигму[1] экономической науки, начиная с представлений о её объекте. В результате изменится и предмет экономической теории вместе с её содержанием. Причём из неоклассики в новую науку, кроме фактического материала, взять будет нечего. Действительно, применение старых объяснений к новому объекту равноценно использованию в гелиоцентрической системе геоцентрических подходов, что само по себе абсурдно.

Предлагаемая в данной работе модель экономики – это результат наблюдений за хозяйственной деятельностью людей с позиции, находящейся вне объекта изучения. Наблюдая извне, гораздо легче заметить сущностные черты реальной экономики и понять механизм её функционирования. Если бы в подобной позиции находился исследователь мироздания, то сама мысль о том, что Земля плоска и неподвижна, а Солнце движется по небесной сфере, никогда не пришла бы ему в голову.

Естественно, предлагаемая модель хозяйственного устройства общества подлежит проверке. Критерием её прохождения является способность модели объяснять все без исключения относящиеся к области её применения факты и предсказывать развитие событий (поступки субъектов). Неспособность объяснить даже единственный факт будет означать, что она опровергнута. Конечно, провести разбор всех фактов невозможно, поэтому придётся ограничиться несколькими наиболее наглядными. Одним из них можно считать уже состоявшееся объяснение живучести иллюзии законов спроса и предложения. Другим показательным фактом являются товары Гиффена, т.е. такие, потребление которых увеличивается при повышении цены[2]. Очевидно, что с позиции закона спроса объяснить этот парадокс невозможно. Тем ценнее данный факт для проверки выдвинутой гипотезы.

Гиффен обнаружил указанный парадокс, изучая голод в Ирландии 1845—1849 гг. Картофель в ней был основным продуктом питания, и хотя, из-за неурожая цены на картофель непомерно возросли, его потребление увеличилось. Понятно, что неурожай – это ухудшение материальных условий производства, прежде всего, пищевых продуктов. Он сопровождается сокращением их производства и потребления. Практика показывает, что при равном в процентном отношении снижении потребления всех благ интенсивность стремления к пище и другим благам, обеспечивающим выживание человека, повышается сильнее, чем, допустим, к посещению кинотеатра или к потреблению иной преимущественно художественной продукции. Причина этого состоит в том, что физиологические потребности человека, обеспечивающие жизнедеятельность его организма – в пище, защите от холода и т.п., проявляются более жёстко, они менее эластичны, чем остальные. Поэтому при одинаковом во всех сферах ухудшении материальных условий производства люди в соответствии со своими ощущениями сокращают продолжительность изготовления менее важных благ, для того чтобы высвободить время для компенсации уменьшения выпуска продукции более важных видов и тем самым минимизировать снижение их потребления.

В сфере производства продовольствия время, вовлекаемое в неё из других сфер из-за голода, будет распределяться между различными его видами неравномерно. Наибольшее количество времени пойдёт на производство наименее трудоёмких и потому дешёвых (низших) продуктов питания – овощей, корнеплодов, круп, хлеба и т.п., что позволит свести сокращение их потребления до минимума. В производство же трудоёмких и потому дорогих (высших) продуктов – мяса, масла, тортов, шоколадных конфет и прочего – будет вовлечено гораздо меньше времени[3]. Вполне возможно, что в производство некоторых высших продуктов питания дополнительное время вообще не будет вовлечено, а из сфер выпуска отдельных из них оно может быть даже изъято. Поэтому их выпуск сократится существенно.

Причина такого использования высвобожденного времени заключается в том, что при обострении чувства голода максимально снизить его удаётся именно тогда, когда организм получает пусть и самую простую пищу, но в значительных объёмах. Если же равное время направить на получение трудоёмкой пищи, то произведено её будет мало, и потому утолить голод удастся в гораздо меньшей степени. То же самое произойдёт, если хозяйствующий субъект направит равное количество своих товаров (выручки, денег) на приобретение продовольствия не низших (дешёвых), а высших (дорогих) видов. Действительно, за равное время можно произвести, допустим, или 300 грамм мяса (высший продукт), или 10 килограмм картошки (низший продукт). На трёхстах граммах мяса человек вряд ли продержится даже три дня, а десять килограмм картошки обеспечат ему сносное питание в течение минимум недели. Очевидно, что во втором случае чувство голода будет менее острым. Поэтому человек предпочтёт использовать высвобождаемое время для компенсации сокращения производства и потребления именно низших продуктов.

При удовлетворении значительной части потребностей товарным способом уменьшение предложения продуктов питания вследствие ухудшения материальных условий их производства приведёт к тому, что хозяйствующие субъекты, специализирующиеся на непродовольственных товарах, будут искать способы компенсации снижения потребления пищи. Естественно, они попытаются увеличить удовлетворение потребности в продуктах питания собственными силами. Для высвобождения времени им придётся сократить продолжительность отдыха и выпуска своих товаров. Вывод ресурсов из этой сферы и вовлечение в сферу производства продуктов питания высвобожденного времени и дополнительных всё менее эффективных ресурсов приведёт к изменению соотношения выработок.

Учитывая, что наиболее сильно производители непродовольственных благ будут нуждаться в низших продуктах питания, именно в сферу их натурального производства будет направлено максимальное количество высвободившегося времени и дополнительных ресурсов снижающегося качества. Повышение выработки при выпуске ими товаров и её максимальное снижение в сфере собственного удовлетворения потребности в низших продуктах питания приведёт к тому, что теперь за последнюю единицу времени, используемую в сфере выпуска товаров, они будут изготавливать их больше, чем необходимо для приобретения по старым пропорциям обмена такого количества низших продуктов, потребление которых позволяет высвободить из сферы удовлетворения потребности в них тоже единицу времени. Поэтому им станет выгодно изменять пропорции обмена своих непродовольственных товаров в пользу, прежде всего, низших пищевых продуктов. Именно такие действия позволят им минимизировать сокращение их выпуска и предложения субъектами, специализирующимися на их производстве, и обеспечить наименьшее снижение их потребления.

Следовательно, при равном ухудшении условий производства во всех сферах деятельности людей, а в ещё большей степени при более сильном ухудшении таких условий в сфере удовлетворения пищевой потребности, максимально возрастают цены именно низших продуктов питания. Цены высших продуктов повышаются меньше или не растут вовсе. Это обеспечивает минимальное сокращение производства и предложения низших продуктов питания, в то время как выпуск высших продуктов уменьшается существенно. Отметим, что потребление овощей, корнеплодов, зерновых и прочего может даже вырасти за счёт сокращения их кормового использования и переработки в высшие блага.

Таким образом, в том, что, несмотря на более сильное повышение цен низших продовольственных товаров, их потребление снижется в минимальной степени или даже увеличивается, а потребление высших продовольственных товаров, цены которых выросли меньше или даже снизились, сокращается существенно, нет ничего удивительного. Удивительным при ухудшении условий производства продовольствия и уменьшении полноты удовлетворения пищевой потребности (обострении чувства голода) было бы увеличение в рационе людей доли трудоёмких и потому дорогих высших продуктов питания только потому, что их относительные цены повысились в меньшей степени, чем цены низших продуктов.

Отметим, что при улучшении условий производства действуют противоположные закономерности, т.е. потребление низших продуктов может сокращаться даже при снижении их относительных цен. Кроме того, причинно-следственные связи, подобные тем, что проявляются в области удовлетворения потребности в пище, действуют при изменении условий хозяйственной деятельности и в сферах удовлетворения других потребностей. Например, при ухудшении условий удовлетворения транспортной потребности, вызванного, допустим, существенным удорожанием горюче-смазочных материалов в связи с оскудением нефтяных месторождений или с осложнением политической ситуации в нефтедобывающих странах, а равно с удорожанием стального листа из-за исчерпания месторождений железной руды, наиболее сильно повысятся относительные цены недорогих автомобилей, но потребление их снизится в минимальной степени. Цены же более дорогих автомобилей увеличатся не на много, в то время как их потребление (спрос на них) снизится существенно. При улучшении условий удовлетворения транспортной потребности произойдут обратные события.

Казалось бы, какой практический смысл имеет выяснение того, истинными или иллюзорными являются законы спроса и предложения? Ведь независимо от того, служит изменение цены товара причиной изменения объёмов его выпуска или нет, оба параметра изменяются согласовано. Тем не менее, практический и весьма важный смысл, у ответа на данный вопрос существует, и лежит он в русле выработки экономической политики.

Обратим внимание на то, что у вторично реагирующих субъектов повышение цен выпускаемых ими товаров сопровождается не только ростом их производства, но и повышением полноты удовлетворения их потребностей. Именно поэтому повышение цен своих товаров хозяйствующие субъекты воспринимают как сигнал к увеличению объёмов их выпуска. Снижение цен выпускаемых товаров сопровождается не только сокращением объёмов их производства, но и уменьшением полноты удовлетворения потребностей. Поэтому снижение цен хозяйствующие субъекты воспринимают как сигнал к уменьшению объёмов выпуска товаров.

Сложившийся стереотип поведения хозяйствующих субъектов позволил экономистам, считающим законы спроса и предложения незыблемыми основами экономической науки, выработать «универсальное средство» вывода экономики из кризиса. Логика их рассуждений примерно такова. Если на уровне предприятия повышение цены, вызванное ростом спроса на его товар, ведёт к увеличению объёмов производства, то и во всей экономике, взятой как совокупность предприятий, повышение цен товаров приведёт к увеличению занятости и возрастанию ВНП. Поэтому они рекомендуют во время экономических спадов искусственно увеличивать денежную массу, печатая дополнительные не обеспеченные реальными ценностями деньги. Результатом таких действий становится повышение уровня цен товаров и расширение их выпуска хозяйствующими субъектами в надежде на рост своего благосостояния.

Однако подобное поведение является оправданным только в случае улучшения материальных условий производства каких-либо (какого-либо) товаров. В данном случае этого нет. Поэтому денежная накачка экономики, провоцирующая рост уровня цен и увеличение доли потребностей, удовлетворяемых товарным способом за счёт сокращения натурального удовлетворения потребностей, создаёт лишь видимость оживления экономики и повышения благосостояния. На самом деле полнота удовлетворения потребностей при этом снижается, так как в производство товаров вовлекаются всё менее эффективные ресурсы, а из натурального удовлетворения потребностей выводятся достаточно эффективные ресурсы. Вследствие этого издержки производства товаров растут быстрее, чем цены конечной продукции, и скоро даже по денежным показателям становится очевидной невыгодность дальнейшего производства товаров в достигнутых масштабах. Когда хозяйствующие субъекты осознают снижение полноты удовлетворения потребностей, они начинают сокращать выпуск товаров и увеличивать натуральное удовлетворение потребностей. Разражается новый экономический кризис. Следовательно, результат применения политики, выработанной на основе «законов» спроса и предложения, оказывается прямо противоположным поставленным целям. Иными словами, исполнение решений, принятых на основе ошибочной теории, не только не ведёт к успеху, но и усугубляет неблагоприятную ситуацию.

Итак, теории спроса и предложения не отражают реальные закономерности хозяйственной деятельности людей, так как разработаны они в результате исследования поведения несуществующих объектов – покупателей и продавцов. Объектом изучения явления, в котором присутствует обмен, служит система, включающая всю совокупность взаимодействующих хозяйствующих субъектов. Исследование такого (реального) объекта показывает, что материальная основа величин спроса и предложения одна и та же, так как субъект, стремящийся к наиболее полному удовлетворению своих потребностей, предъявляет спрос тем количеством товаров, которые он продаёт, или тем количеством денег, которые он выручил от реализации своих товаров. Величина материального спроса-предложения субъекта не зависит от цены его товара, хотя и изменяется согласованно с ней. Истинной причиной динамики как величин индивидуального спроса-предложения у всех хозяйствующих субъектов, так и цен их товаров выступает изменение материальных условий производства хотя бы у некоторых из них.


[1] Паради́гма (от греч. παράδειγμα, «пример, модель, образец») — совокупность фундаментальных научных установок, представлений и терминов, принимаемая и разделяемая научным сообществом и объединяющая большинство его членов. http://ru.wikipedia.org/wiki/Парадигма. 04.05.2014 г.

[3] Животноводческая продукция более трудоёмка по сравнению с растениеводческой потому, что производство, например, колбасы требует сначала заготовки кормов, затем выращивания скота, его забоя и, наконец, изготовления из полученного мяса конечной продукции. Картошку же достаточно вырастить и сварить.



Все статьи автора «bvmyar»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: