ШАРИПОВ М.А. СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ

Ключевые слова: , , ,


ШАРИПОВ М.А. СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ


Библиографическая ссылка на статью:
// Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2012. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2012/03/622 (дата обращения: 29.09.2017).

 

В стране раздаются голоса алармистов, заявляющих о бюджетных рисках государства, как о главных, в рамках экономического развития страны. Однако бюджетные риски известны, к тому же накоплен опыт и инструментарий борьбы с ними, поэтому действительно важной проблемой для отечественной экономики есть и будет в ближайшие десятилетия не дефицит бюджета, а недостаточный инвестиционный спрос.

Ведь без стимулирующей роли  налогообложения инвестиции по-прежнему, как и ранее, будут направляться в энергетические сектора и отрасли, имеющие потребительский спрос, а стало быть, и мгновенную отдачу. Государству же нужны «умные» инвестиции в инновации; проект модернизации страны лишний раз актуализирует данную потребность.

Причины недостаточного инвестиционного спроса кроются очень глубоко. Начинать стоит с текущей структуры производства и издержек в различных отраслях российской экономики. Так вот, специфика данной структуры такова, что нефтегазовый сектор никоим образом не зависит от динамики цен в других отраслях и не лимитирован внутренним спросом. С позиции внутреннего спроса сложившиеся высокие цены на энергоносители нельзя считать благом. А система распределения добавленной стоимости, которая в России, к сожалению, монополизирована, прежде всего, добывающими отраслями, предопределяет как низкий уровень потребления (отсюда низкий мультипликатор), так и низкий уровень инвестиционной активности.  Последний связан, очевидно, не с циклическим падением предельной эффективности капитала, а, как раз, со сложившейся системой распределения добавленной стоимости между отраслями.   При сохранении текущей системы распределения добавленной стоимости проблему недостаточного инвестиционного спроса  вряд ли удастся разрешить даже благодаря активизации государственных инвестиций. Также стоит отметить тот немаловажный факт, когда потенциальные источники для массированных государственных инвестиций могут оказаться парализованы профицитом федерального бюджета.

При  возобновлении экономического роста и образовании в государственном бюджете  значительных дополнительных средств в 2000-х годах, власти и бизнес на местах решили как можно быстрее преодолеть острый дефицит ин­вестиций, поставивший на грань техногенной катастрофы множество инфраструктурных объектов, за которые призвано нести ответственность руководство государства и регионов. Стремление направить бюджет­ные деньги на инвестиции стало массовым. В рамках этого процесса с общественно необходимыми потребностями конкурировали иногда и  своеко­рыстные интересы многих его участников.

Кризис, с одной стороны, подхлестнул инвестиционный спрос, усилив надежды региональных властей реализовать крупные инвес­тиционные проекты, привлекая значительные средства федерального бюджета, а с другой – уменьшил готовность федеральных властей передавать инвестиционные деньги на нижние этажи бюджетной вертикали. Сократившиеся ресурсы пришлось концентрировать на инициированных самими федеральными властями так называемых имиджевых суперпроектах (примечательно, в Китае именно инвестиции в инфраструктуру явились фундаментом антикризисного пакета, но подчёркивалась и мультипликативная составляющая этих инвестиций), число которых в последнее время сущест­венно увеличилось.

Эксперты отмечают систематическое завышение прогнозных оценок чистых выгод от инвестиционных проектов. Так, согласно материалам 1200 проектов, реализованных под эгидой Всемирного банка, фактический уровень доходности, рассчитанный на момент их завершения, составлял 15%, а через пять-восемь лет после их завершения не превышал 12%, хотя по прогнозным оценкам, рассчитанным в ходе предпроектного анализа, доходность должна была составить 22%.

Аналитики связывают такое «оптимистическое заблуждение» с двумя видами причин – методическими и политическими. С одной стороны, существенное занижение затрат по проектам объясняется систематической склонностью проектантов преуменьшать возможные риски, поскольку они анализируют лишь отдельные элементы проекта. В результате рисковые события с малой индивидуальной вероятностью наступления исключают из анализа, хотя при рассмотрении всей со­вокупности рисков такая вероятность может быть высокой.

С другой стороны, феномен существенного занижения затрат объяс­няется тем, что политики отдают предпочтение проектам, выгоды от которых распределяются среди немногих избранных лиц, а затраты осуществляются за счет массы налогоплатель­щиков. Очевидно, удельные выгоды небольшого числа лиц оказываются выше удельных расходов на проект, распределенных на всех членов общества или жителей конкретного региона. Поэтому даже при наличии свидетельствующих не в пользу проекта прогнозных оценок суммарных потерь и выгод лоббистское давление на политиков, принимающих ре­шения, со стороны немногочисленных заинтересованных в нем групп будет существенно превосходить сопротивление общественности.

Отметим, что на стороне продвигающих проект оказываются и соот­ветствующие правительственные ведомства, для которых увеличение государственных инвестиций выступает условием расширения их собст­венного бюджета и наращивания бюрократического веса. Как следствие, участвующие в оценке инвестиционного проекта ведомства стремятся недо­оценить проектные риски и переоценить потенциальные выгоды от него.

Сов­ременное проектное планирование выражается в недооценке рисков и завышении выгод. «Нерациональные» действия инвесторов объясняются спецификой поведения заинтересованных групп в ходе освоения региональных ресурсов. Региональные политические лиде­ры заинтересованы главным образом в обеспечении экономического роста путем масштабного вовлечения в хозяйственный оборот новых природных ресурсов. Государственные чиновники с энтузиазмом под­держивают инвестиционные намерения крупного бизнеса и полити­ческих лидеров, чтобы повысить свой престиж и влияние. Те же, кто выступает против таких планов, вынуждены покидать свои места в правительстве. Региональное бизнес-сообщество, которое также выигрывает от роста экономики, поддерживает крупные проекты. Добывающие компании, имеющие завышенные ожидания в периоды подъема деловой активности и привлекаемые возможностью возложить часть своих рисков на правительство, становятся ярыми сторонника­ми таких проектов. Представители местного бизнеса тоже активно их поддерживают, поскольку могут извлечь выгоды без риска убытков, связанных с крупными прямыми проектными инвестициями. В резуль­тате происходит взаимное усиление позиций групп, заинтересованных в этих проектах. Критика в их адрес разбивается об энтузиазм влия­тельных сторонников, и недооценка рисков становится неизбежной.

Отмеченные выше тенденции к преувеличению выгод и занижению затрат инвестиционных решений вряд ли можно полностью преодолеть, но аргументированно противодействовать им необходимо. Для этого реализацию инвестиционных проектов нужно предварять тщательной и корректной оценкой их эффективности. Этому вопросу в современных планово-проектных разработках уделяют недопустимо мало внимания.

Следует обратить внимание на два аспекта. Во-первых, требуется законодательно ввести порядок, по кото­рому все инвестиционные решения принимались бы только на основе предварительно составленных инвестиционных проектов и их экспер­тизы, включая расчет эффективности инвестиций. Во-вторых, расчеты эффективности в методическом отношении должны быть корректными, причем с учетом сильной макро- и микроэкономической специфики российской нестационарной переходной экономики – её особых рис­ков, инфляции и проч. В реальности пока нет ни первого, ни второго.

Для современной российской ситуации осуществление инвестиций без должным образом разработанного и оцененного проекта – рядо­вое явление. Особенно печально, что такова обычная практика при реализации многих крупномасштабных инвестиционных проектов с участием государства. Объясняется это упущение просто: во-пер­вых, представить инвестиционные предложения в проектной форме довольно дорого, ибо расходы на подготовку инвестиционного проекта могут составлять от 1 до 10% его общей стоимости; во-вторых, нали­чие проекта не слишком желательно, поскольку позволяет оценить его эффективность, которая может оказаться на основе расчетов не такой высокой, как было обещано, а то и отрицательной.

В области корректного проведения оценочных расчетов сложилась парадоксальная ситуация. Необходимый для этого инструментарий уже давно создан («Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов» № ВК 499 от 21 июня 1999 г.), постоянно совершенствуется и, что весьма важно, признан профессиональным сообществом и широко применяется в биз­несе. Но по причинам, о которых можно только догадываться, при принятии государственных инвестиционных решений органы власти не только не проявляют интереса к его использованию, а упорно стре­мятся внедрить в оценочную практику альтернативные методики, не отвечающие критериям корректности, достоверности и надежности.

Обособленного внимания достойны проектные риски. Основные опасности нашей беспокойной жизни, с которыми сталкиваются компании: растущая сложность и ускоряющиеся изменения – определяющие элементы среды, где мы все вынуждены работать. Сложность среды в сочетании с изменениями, происходящими в ней, порождает такие её свойства, как волатильность и турбулентность. В результате происходит всё более быстрое устаревание и редкие вспышки новых открытий, постоянно, хотя и прерывисто, изменяющих деловую среду.

Ирония заключается в том, что многие фирмы в последние десять лет реагировали на кризис, вкладывая всё больше средств в конвергенцию или стандартизацию. Парадоксально, но в среде, определяемой волатильностью и турбулентностью, мы пытаемся всё интегрировать и стабилизировать. И тем не менее это вполне можно объяснить с психологической точки зрения. Во-первых, мы опираемся на возможность прогнозировать при планировании, не любим неопределённость и вынужденные перемены, поэтому стандартизация кажется наиболее безопасным выходом. Во-вторых, в мире неопределённости чувствуешь себя безопаснее, имея на руках цифры.

Наличествуют и такие изменения в отношении к рискам: неприятие потерь и неприятие самих рисков. Если ранее к принятию рисков относились ответственно, и принимали их с последующими издержками, ныне же у всех огромный страх перед рисками, стремление их избежать, что порой убыточнее, нежели ответственное их принятие. Что касается неприятия потерь, то оно объясняется в следующем: люди гораздо охотнее рискуют дабы не потерять уже имеющееся на руках, нежели приобрести что-то дополнительно новое. Природа этих качественных изменений, возможно, есть предмет исследований нейроэкономики.

Если определить риск как сумму опасности беспокойства, то понятие опасности совпадет со стандартным определением риска (произведение его вероятности на эффект), а понятие беспокойства – это набор факторов, которые влияют на восприятие людей – на их тревоги, злобу или страх и проч. Согласно этой формуле, общество в первую очередь реагирует на факторы, вызывающие беспокойство, а специалисты по коммуникации риска  – на факторы опасности.  В результате довольно часто между сторонами возникает непонимание.

В заключение стоит отметить, что использование даже самых сложных и совершенных методов проектной оценки ещё не гарантирует хорошего результата. При разработке прогнозных расчётов нужно обеспечить наиболее правильную и полную оценку и учёт всех рисков. При этом важно понимать рыночные закономерности и психологию поведения всех заинтересованных участников проектов. Следует осторожно относиться к участию в проектах государства в качестве одного из инвесторов.

Список литературы.

1.  Николаев И. За ценой не постоим//Российская бизнес-газета. 2010. 21 дек.

2. Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов № ВК 499 от 21 июня 1999 г. М.: Экономика, 2000.

3. Российская газета. 2009. 2 июня.



Все статьи автора «Марсель Шарипов»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: