УДК 336

ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ИНСТИТУТА ЛИЧНОГО БАНКРОТСТВА

Осипов Андрей Владимирович
Казанский кооперативный институт (филиал) Российского университета кооперации
кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики и инноватики

Аннотация
В статье анализируются первые итоги существования института банкротства граждан в России. Особое внимание уделено проблемным аспектам организационно-экономического и правового развития процедур персональной финансовой несостоятельности. Определены направления эффективной трансформации института личного банкротства в отечественных условиях.

Ключевые слова: банковский кредит, долг, должник, кредитор, личное банкротство, просроченный долг, реструктуризация, списание долга


PROBLEMS OF DOMESTIC INSTITUTE OF PERSONAL BANKRUPTCY

Osipov Andrey Vladimirovich
Kazan Cooperative Institute (branch) of Russian University of Cooperation
Candidate of Economic Sciences, Associate Professor, Department of Economics and Innovation

Abstract
The article analyses the first results of the existence of citizens' bankruptcy in Russia. The emphasis is placed on the problematic aspects of the organizational-economic and legal development procedures of personal financial insolvency. The directions of the effective transformation of personal bankruptcy in the domestic environment have been determined.

Keywords: banking credit, creditor, debt, debtor, discharge of debt, outstanding debt, personal bankruptcy, restructing


Библиографическая ссылка на статью:
Осипов А.В. Проблемы функционирования отечественного института личного банкротства // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2016/11/13022 (дата обращения: 26.05.2017).

Институт банкротства граждан существует в современной России с 1 октября 2015 года. Согласно оценке Центрального Банка РФ, на 1 ноября 2016 года просроченная задолженность населения перед банками составила 1,04 трлн рублей (10% от общего объема ссуд). Данный факт свидетельствует о необходимости институциональных преобразований в сфере долговых отношений домашних хозяйств и о высокой социальной значимости личного банкротства [1].

В «тучные годы» население кредитовалось в российских банках довольно легко. При возникновении сложностей нерадивые заемщики свободно рефинансировали свои кредиты (хоть и под высокие проценты). Позже произошел переток должников в микрофинансовые организации, где перекредитование происходило уже под «ростовщические» проценты [2]. Ухудшение макроэкономической ситуации в стране еще больше усугубило затруднительное положение лиц, обремененных долгами.

По данным Национального бюро кредитных историй, в долговой кабале находится почти 622 тыс. закредитованных россиян, имеющих признаки потенциального банкрота – задолженность от 500 тыс. рублей с просрочкой более 90 дней. В конце марта текущего года финансовый омбудсмен (общественный примиритель на финансовом рынке) сообщил, что в России 5,7 млн. человек испытывают трудности с кредитами; хотя бы раз пропустили платеж 13 млн человек; 7,5 млн хотя бы единожды не погашали долг в течение 3 месяцев.

По состоянию на 1 ноября 2016 года рассматривается 18846 дел о банкротстве физических лиц, из которых процедуры реализации имущества – 13233 и реструктуризации задолженности – 5613 дел. Финансово несостоятельными признано 1009 граждан, а добиться реструктуризации путем рассрочки выплат кредиторам смогли лишь единицы. С начала действия закона о персональном банкротстве было подано 34 тыс. заявлений, то есть около 5% от общего числа потенциальных банкротов [3]. Для заявления неплатежеспособного гражданина о собственном банкротстве отсутствует нижний порог задолженности.

Новым механизмом финансового оздоровления первыми воспользовались предприниматели. При дефиците сложившейся практики они оказались наиболее подготовленными, поскольку опирались на квалифицированную юридическую помощь. Формирование судебной практики и появление официальных разъяснений несколько прояснили ситуацию. Стали нарастать обращения рядовых граждан, неспособных в силу разных причин погасить накопленные долги. Тем не менее, в настоящее время личное банкротство продолжает оставаться слишком сложным, длительным и дорогостоящим, что сковывает его широкое распространение [4].

Социально-экономическое назначение личного банкротства видится в реструктуризации долгов. Итоги первого года действия закона свидетельствуют о доминирующем применении реализации имущества граждан-должников, тогда как случаи утверждения плана реструктуризации задолженности редки. Их частота сопоставима с успешными процедурами внешнего управления в отношении юридических лиц.

Причины непопулярности реструктуризации кроются в низком, непостоянном либо отсутствующем доходе должников. Также кредиторы не соглашаются на длительные рассрочки из-за неуверенности в соблюдении графиков выплат. О примерах успешной реструктуризации долгов говорить рано, поскольку сроки выполнения утвержденных планов завершатся через 2-3 года.

Часто арбитражные суды сразу назначают реализацию имущества, ссылаясь на недостаток дохода должника. Многие решения не указывают суммы долгов и уровень дохода банкрота, а констатируют невозможность восстановления платежеспособности. Это затрудняет анализ критериев неосуществимости реструктуризации, становится недоступной точная оценка среднего уровня задолженности.

По общему правилу реализация имущества занимает всего 6 месяцев, но может продляться. Реализованное имущество не гарантирует банкротам прощение оставшихся долгов. Хотя отказ в списании задолженности на основании недобросовестности должника нужно подкреплять неопровержимыми доказательствами, среди «непрощенных» банкротов встречаются лица, потерявшие работу или не располагавшие достаточным имуществом для удовлетворения требований кредиторов, а не только предоставившие ложные сведения и скрывшие активы.

Процедура реструктуризации долгов вводится арбитражными судами после признания обоснованности инициирования банкротства гражданина. В итоге должнику утверждают план реструктуризации до 3 лет или его признают банкротом и вводится процедура реализации имущества. Процедура реализации имущества возможна сразу после рассмотрения заявления и признания  должника банкротом. Это происходит, если у гражданина отсутствует постоянный источник дохода или имеется неснятая судимость за экономическое преступление.

У арбитражных судов отсутствует единообразие подходов в отношении продажи активов и уровня дохода. Каждое банкротство индивидуально, не всякое возражение должника против реализации имущества принимается, не любой доход должника достаточен для реструктуризации долгов.

Установить наличие и источники дохода гражданина должен суд, возможности которого для проверки условий введения реструктуризации долгов весьма ограничены. Отказ происходит при очевидном отсутствии доходов для исполнения обязательств. Важно активное участие кредиторов и финансового управляющего при проверке благосостояния гражданина. Оценка, основанная на представленных должником документах и сведениях, обычно неточна. Суд вправе направить запросы в государственные органы об имущественном состоянии гражданина.

Должнику обычно выгодно сразу перейти к  процедуре реализации имущества, чтобы сократить сроки рассмотрения дела, снизить риски оспаривания сделок, ограничить осведомленность кредиторов и их возможности предъявить требования. Поспешное признание гражданина банкротом чревато ущемлением прав кредиторов в случае, когда имущество скрыто и управляющий недобросовестно выполняет обязанности по его поиску и истребованию.

Если сначала вводится реструктуризация долгов, а решение о признании банкротом принимается позже, то гарантируется, что кредиторы успевают своевременно заявить свои требования. За время реструктуризации удается более детально проанализировать сделки должника, принять меры по их оспариванию.

Скорое прохождение гражданином процедуры банкротства не свидетельствует об уходе от долгов. Быстрое банкротство бывает эффективным. Если нет споров, не стоит тянуть время, достаточно публикации сведений о банкротстве и соблюдения установленного срока для требований кредиторов. Если имеются разногласия или неисследованные вопросы об имущественном положении должника, суду запрещено прекращать дело [5].

Нетривиальные ситуации представлены банкротством умерших или иностранцев. Первая категория дел (банкротство наследственной массы) возникает при обращении наследников и кредиторов, а также в случае смерти гражданина, заявившего о банкротстве, но не дожившего до заседания суда. Умершего должника в процессе заменяют лица, принявшие наследство.

Известны случаи отказа суда в банкротстве с обоснованием, что смерть гражданина является «событием, которое устанавливает факт завершения процедуры». Так, банк «ГПБ-Ипотека» не добился банкротства в отношении наследства должника по ипотеке, поскольку суд рекомендовал банку сначала предъявить требования к страховщику, застраховавшему жизнь заемщика по условиям ипотечного договора. Наследникам отказывают в банкротстве наследственной массы, если она превышает долги умершего, так как к скончавшемуся гражданину нельзя применить реструктуризацию долгов [6].

По делам о банкротстве иностранцев отсутствует единая позиция. Закон не делает исключений для иностранных граждан. При банкротстве иностранца важно, чтобы «центр основных интересов» должника находится в РФ (вид на жительство, квартира, бизнес, работа и пенсия), а долги возникли перед российским кредитором. Проблема отражена в законопроекте о трансграничной несостоятельности, предложенном Минэкономразвития еще в 2011 году.

О необходимости урегулирования проблемы банкротства иностранцев свидетельствуют поданные в отношении них заявления ФНС России. Оценить число попыток банкротства иностранных граждан непросто из-за отсутствия в картотеке арбитражных дел указания сегодняшнего гражданства лиц, рожденных в СССР или странах СНГ.

В России появились первые иностранцы-банкроты. Иностранные граждане пользуются правами и несут обязанности наравне с российскими. Отечественные банки выдают им кредиты, хотя ставки за рубежом гораздо ниже. Иностранцев можно признать банкротами в России, если они тесно связаны со страной (налогоплательщики, резиденты, предприниматели).

Механизм банкротства иностранцев не отработан: какова процедура и что делать арбитражному управляющему, если у банкрота нет активов в России, а иностранные банки отказываются блокировать его счета; как поступить, если банкротство запущено в двух странах, а активы окажутся в третьей, кому поступит выручка от их продажи [7].

Мировые соглашения в процедурах банкротства граждан утверждаются довольно редко, но чаще, чем план реструктуризации долгов. Заключение мирового соглашения свидетельствует о взаимовыгодных условиях для сторон. Например, должник гасит основной долг, а кредитор отказывается от взыскания процентов. Негативные последствия устраняются, когда процедура банкротства прекращается при утверждении мирового соглашения.

Открытым остается вопрос о последствиях для должника, подписавшего мировое соглашение с кредиторами и погасившего задолженность после признания банкротом. Закон не содержит исключений, и гражданин испытывает негативные последствия, если мировое соглашение заключено следом за признанием банкротом. Это вызывает недоумение, поскольку к юрлицу-банкроту, подписавшему мировое соглашение, не применяются последствия в виде ликвидации компании и исключения из ЕГРЮЛ [8].

Первые банкротные дела обнаружили основные проблемы, с которыми столкнулись граждане-должники и их кредиторы. Сложности для кредиторов связаны с длительностью процедур и высоким риском неудовлетворения требований. Чтобы в результате персонального банкротства частично вернуть задолженность, требуется потратить значительное время.  Суды довольно часто оставляют без движения заявления кредиторов, например, если они не располагают доказательствами места регистрации гражданина.

Другая сложность для кредитора – своевременное получение информации о банкротстве должника. Предполагается, что заинтересованные кредиторы осведомлены с момента публикации сведений в СМИ. При подаче заявления должник указывает всех своих кредиторов, но уведомлять их он не обязан. Функцию информирования выполняет суд через рассылку уведомлений.

Финансовый управляющий призван напомнить гражданину о забытых кредиторах, не включенных в перечень долгов. Если кредиторы уведомлены, но не участвовали в деле, по завершении банкротства задолженность перед ними списывается. Неявка кредитора в судебное заседание и на собрание кредиторов свидетельствует о бесперспективности или несущественности взыскания с должника денежных средств.

Следующая проблема – сомнительные кредиторы. В делах о личном банкротстве встречаются кредиторы-граждане, долг перед которыми (часто беспроцентный заем) подтверждается обычной распиской. Простое оформление займа между гражданами позволяет искусственно формировать задолженность перед дружественным кредитором, чтобы по договоренности удовлетворить фиктивные требования в ущерб реальным. Поэтому кредитору следует доказывать наличие возможности дать в долг. Например, безработному тяжело объяснить предоставление им займа на крупную сумму при отсутствии документально подтвержденных источников. Добросовестный кредитор может возражать против включения в реестр требования кредитора с сомнительной задолженностью.

Трудности персонального банкротства возникают и у должников. Многим гражданам присуща низкая осведомленность о рисках и последствиях финансовой несостоятельности. Даже подача заявления затруднена, поскольку велик список необходимых документов и он не является исчерпывающим. В рамках банкротства возможно оспаривание обычных гражданских сделок: дарение имущества близким родственникам, ипотечные платежи, купля-продажа активов по заниженной договорной цене и т.п. Должники недостаточно знают об ограничениях, накладываемых на банкрота, таких как обязанность 5 лет указывать на факт банкротства при обращении за кредитом.

Введение процедуры несостоятельности не должно лишать гражданина-должника средств к существованию, поэтому они закладываются (на сумму не менее прожиточного минимума) в план реструктуризации долгов. Исключение из конкурсной массы средств на проживание и оплату личных нужд происходит по просьбе (ходатайству) самих должников, но не все знают о такой возможности. Пока не происходит такого автоматического выделения средств из имущества, направляемого на расчеты с кредиторами. Не подлежат продаже для погашения долгов единственное (незаложенное, не ипотечное) жилье, домашняя утварь и вещи индивидуального пользования.

Личное банкротство не освобождает от определенных типов долгов. Помимо текущих требований, возникших после обращения в суд, и обязательств, непосредственно связанных с личностью (выплата зарплаты, алиментов, морального вреда и пр.), остается ответственность владельцев и руководителей компании за убытки или в порядке субсидиарной ответственности.

Освобождение должника от исполнения обязательств не является целью банкротства гражданина. Прекращение исполнения обязательств применяется в исключительных ситуациях. В противном случае недобросовестные граждане без всякого риска смогут аккумулировать кредиты, заведомо намереваясь их не возвращать. Агрессивная кредитная политика банков провоцирует закредитованность граждан, но не снимает ответственности с заемщиков.

Для должника личное банкротство без списания задолженности лишено смысла. Риск несписанных долгов возникает, когда сумма кредитных платежей превышает официальные доходы (заработную плату). Такое превышение может не наблюдаться в момент выдачи кредита, а возникнуть позже из-за просрочки и накопления задолженности [9].

Министерство экономического развития РФ предложило ввести упрощенную процедуру банкротства для граждан-должников с ограниченными материальными средствами, признавая существующий механизм избавления от обязательств недоступным для них. В ведомстве считают, что использование новой процедуры возможно при соблюдении совокупности условий: размер долга от 50 тыс. до 900 тыс. рублей, максимальное число кредиторов – 10, средний полугодовой остаток по счетам не больше 50 тыс. рублей, ежемесячный доход не превышает 3 прожиточных минимумов.

Упрощенная процедура не распространяется на индивидуальных предпринимателей и граждан, управляющих коммерческой организацией, а также на лиц, поменявших внутрироссийский регион проживания, отчуждателей имущества до банкротства на сумму более 200 тыс. рублей, ранее судимых по экономическим преступлениям. Возможная частота процедуры – раз в 10 лет.

По версии Минэкономразвития, гражданин-должник будет самостоятельно вести процедуру, минуя финансового управляющего. Гражданин заявляет о банкротстве в арбитражный суд и обращается к нотариусу или арбитражному управляющему для включения сведений в реестр. За предоставление неверных сведений предусмотрен штраф. Упрощенная процедура личного банкротства ускоряет рассмотрение дела и сокращает затраты должников. Прежде ведомство также предлагало снизить для граждан госпошлину по заявлениям о личном банкротстве (с 6000 до 300 рублей).

В проекте Минэкономразвития усматривается противоречие: финансово малограмотным людям доверяют самим проводить сложную процедуру персонального банкротства. Ранее с идеей упрощенного банкротства граждан выступали арбитражные управляющие (их общероссийский профсоюз и союз саморегулируемых организаций), но список требований к банкроту был менее детальный. Они настаивали на сохранении участия финансовых управляющих в процедуре. В рамках «упрощенки»» объем работы ниже и управляющие согласны на сниженное вознаграждение. Кредиторы вправе отказаться от упрощенной процедуры несостоятельности должника, но тогда расходы на ведение дела им придется взять на себя [10].

Упрощение личного банкротства лежит в русле международной практики. Мировой опыт регулирования процедуры с дефицитом активов и ограниченной суммой долга уже существует. В целом упрощенный порядок рассчитан на рядовых заемщиков по потребительским кредитам.

Для исключения случаев маскировки богатых под бедных процедуру предлагается не применять к должнику, который за последний год безвозмездно отчуждал дорогостоящие активы. Целесообразно увеличить нижний порог банкротства, чтобы не вызвать избыточные обращения в суды. Необходим механизм блокировки доступа к упрощенной процедуре недобросовестных физлиц, скрывающих имущество. Слишком короткий период на возражения кредиторов против упрощенной процедуры может привести к злоупотреблениям. Кредиторам тяжело отследить смену места регистрации граждан и места обращения с заявлением о банкротстве [11].

Сенатор В. Полетаев подготовил законопроект, который запрещает банкротам избираться в представительные органы власти всех уровней и работать на государственных и муниципальных должностях. Речь идет о гражданах, получающих зарплату от государства, но игнорирующих уплату налогов. Замещение должностей гражданами-банкротами, признанными таковыми по причине неуплаты обязательных платежей, способно подорвать авторитет публичной власти. Примером служит дело депутата Калининградского заксобрания, задолжавшего более 17 млн рублей таможенных платежей [12].

При подаче заявления гражданину-должнику нужно внести на депозит вознаграждение арбитражному управляющему и представить доказательства наличия средств, которые покроют судебные расходы. Судебной практике известны уникальные примеры банкротства должников с полным отсутствием имущества, где судебные расходы составили менее 10 тыс. рублей.

В России отсутствует альтернатива оплате расходов по делу за счет должника. Для этого нет ни бюджетных, ни благотворительных источников. Пытаясь снизить гражданам оплату расходов, государство удешевляет работу арбитражных управляющих. В ответ последние создали общероссийский профсоюз для защиты собственных интересов. Введение более жестких требований к управляющим (увеличение минимального размера компенсационного фонда СРО, дисквалификация до 3 лет за любое повторное административное нарушение, продление срока привлечения управляющего к ответственности) на фоне низкого вознаграждения привело к массовым отказам управляющих от банкротства физических лиц.

При неадекватном уровне вознаграждения управляющий заинтересован лишь в скорейшем завершении процедуры без активных действий по анализу и оспариванию сделок должника. Соответственно, кредиторы вынуждены принять на себя бремя расходов по обеспечению результативности банкротства [13].

С середины июля 2016 года официальное вознаграждение финансового управляющего увеличилось с 10 до 25 тыс. рублей. Указанную сумму нужно вносить на депозит в арбитражный суд сразу при подаче заявления. Депозит вносится за одну процедуру банкротства (всего их две – реструктуризация долгов и реализация имущества).

Если прежде была допустима договоренность с управляющим о рассрочке или отложенной оплате процедуры, то теперь отсрочка предусмотрена лишь по ходатайству и только до первого назначенного судебного заседания. Следовательно, финансовая нагрузка для физических лиц возрастает.

По завершении расчетов с кредиторами финансовому управляющему уплачивается сумма процентов по вознаграждению (7% вместо 2% ранее): при исполнении гражданином плана реструктуризации долгов – 7% от удовлетворенных требований кредиторов, а при введении реализации имущества гражданина – 7% выручки от реализации имущества гражданина и денежных средств, поступивших от взыскания дебиторской задолженности и применения последствий недействительности сделок.

Закон о личном банкротстве призван помочь освободиться от непосильного бремени добросовестным должникам, которые в силу жизненных обстоятельств не в состоянии расплатиться со всеми. Кредиторам обещано расширение возможностей по урегулированию проблемных долгов и ускорение процедур, в том числе списания безнадежных долгов. При рассмотрении дел о банкротстве граждан необходим справедливый баланс между имущественными интересами кредиторов и личными правами должника на достойную жизнь.

Россияне не спешат использовать реабилитирующие процедуры списания неоплаченных долгов или улучшения структуры задолженности. Среди потенциальных банкротов на 1 ноября 2016 года лишь 0,2% добились освобождения от долгов, а механизм реструктуризации оказался неработающим. В 80% случаев инициаторами банкротства выступили кредиторы. В среднем ежемесячно подавалось около 3000 заявлений.

Весной прошлого года Федеральная служба судебных приставов оценивала банкротов как более 400 тыс. человек (по вступившим в силу судебным решениям), задолжавших в сумме свыше 2 трлн рублей. По итогам реализации имущества должников на сентябрь 2016 года средний размер погашения требований кредиторов составил всего 0,58% от суммы долга в реестре.

В марте 2016 года впервые в российской практике гражданину, уже признанному банкротом, было отказано в списании долгов. Официальный доход гражданина оказался меньше ежемесячных выплат по кредитам. По мнению суда, должник «принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам», то есть обратился с заявлением исключительно ради списания долгов. Данное дело получило резонанс.

Институт банкротства граждан выступает цивилизованным способом избавления от непосильных долгов, но недобросовестным должникам такая возможность не предоставляется. Следует дифференцировать стратегии долгового поведения граждан: когда человек по объективным причинам становится неплатежеспособным (из-за болезни или потери работы), и когда должник набирает избыточные кредиты, заведомо не намереваясь их возвращать [14].

Механизм личного банкротства ориентирован на добросовестных должников. Пока судебная практика неоднозначна. Известны случаи, когда гражданин не освобождался от обязательств при отсутствии признаков недобросовестного поведения должника (таких как предоставление при получении кредита заведомо ложных сведений, сокрытие имущества или его умышленное уничтожение).

Нехватка средств для возмещения расходов по банкротству – базовая причина прекращения производства по заявлениям должников. Если у должника недостаточно денежных средств и имущества (с учетом прожиточного минимума) для оплаты расходов по делу и погашения долгов (полного или частичного) перед кредиторами, то  соразмерное удовлетворение требований кредиторов не достижимо. В этом случае запрашиваемое заявителем банкротство фактически лишено смысла.

Банкротство граждан не приобрело массового характера. Проблемы его дороговизны и нежелания управляющих работать за установленное законом вознаграждение решаются через введение упрощенной процедуры в отношении граждан без имущества для реализации, а также дисквалификацию финансовых управляющих исключительно за нарушения, повлекшие убытки кредиторов.

Отказ управляющих сопровождать банкротство граждан без дополнительного гонорара сверх фиксированной суммы – серьезная проблема. Как правило, управляющие просят за услуги около 100 тыс. рублей. При реализации имущества порядка 15% конкурсной массы расходуется на вознаграждение управляющим и привлеченным ими лицам. В среднем все затраты составляют 200 тыс. рублей. При этом 83% процедур заканчивается неполной выплатой вознаграждения финансовым управляющим (в том числе 55% – совсем без оплаты вознаграждения).

Среди поданных за год заявлений каждое восьмое не принято или оставлено судом без рассмотрения, а по каждому шестнадцатому прекращено производство. Основная причина – отсутствие средств у должников из-за потери работы либо снижения доходов. Многим не по карману оплата государственной пошлины в 6 тыс. рублей, услуги управляющего плюс расходы на информирование кредиторов и публикацию (до 20 тыс. рублей за одно размещение).

Частые прекращения производства по делу о банкротстве гражданина огорчают, но имеются и положительные изменения. Например, получают распространение совместные банкротства супругов [15].

Результаты опроса в городах-миллионниках демонстрируют низкую правовую грамотность и информированность граждан. В октябре 2015 года 69% не знали о введении персонального банкротства, в сентябре 2016 года таких оставалось более 50%. О банкротстве осведомлены только в общих чертах 45% опрошенных Национальным агентством финансовых исследований.

До введения банкротства физических лиц высказывались предположения о том, что это новый инструмент в руках банков по выбиванию долгов из предпринимателей. Запуск института личного банкротства не вызвал волны банкротств владельцев малого и среднего бизнеса. Всегда есть опасения, что предприниматели возьмут нецелевые кредиты как физические лица и используют их в своих проектах. При потерях в бизнесе такой кредит переходит в разряд проблемных, отдавать его нечем.

Но в последние годы владельцы компаний гораздо реже получают розничные кредиты для развития бизнеса. Банки стремятся разделять кредиты на личные нужды и взятые для предпринимательских целей. Если имеется подозрение, что ссуда будет потрачена на бизнес, банк постарается дать его именно на компанию с поручительством ее собственников.

Физическим лицам для получения крупного кредита нужен высокий подтвержденный доход. Если потенциальный заемщик получает доход от собственного бизнеса, то банк анализирует деятельность его компании. Плохая история предпринимателя по личным кредитам существенно осложнит получение ссуды его компанией. Для банка кредитная история малого предприятия и его владельца – практически одно и то же.

Должниками могут стать поручители по бизнес-кредитам. Такой способ подтверждения платежеспособности применяется банками все менее активно. Закон о банкротстве распространяется на граждан, поручившихся за заемщика своим личным имуществом.

Вала банковских исков в отношении предпринимателей-должников ожидать не стоит, поскольку банкротство является крайней мерой при взыскании задолженности. Гордо выше шанс получить иск от других групп кредиторов – ЖКХ, налоговой службы, контрагентов. Предприниматель, признанный банкротом как гражданин, не сможет в течение 3 лет занимать руководящие должности, поэтому придется на время проститься с карьерными амбициями и планами открытия нового бизнеса [16].

Институт личного банкротства по долгам, не связанным с предпринимательством, отсутствовал в России почти столетие. Закономерно наличие ряда проблем, затрудняющих достижение баланса интересов всех сторон. Российская ситуация не уникальна. Так, в Латвии через 3 года после принятия закона выяснилось, что процедуру несостоятельности прошел лишь 1% от прогнозируемого числа. И тогда «ослабили гайки». В России после оценки результатов также неминуем этап совершенствования модели банкротства [15].

Таким образом, первый год функционирования института личного банкротства принес понимание «правил игры», сформировал минимально необходимую инфраструктуру и дисциплинировал граждан-должников. В дальнейшем ожидается переход от уникальных и эксклюзивных процедур банкротства к отработанным и прозрачным, что заметно снизит их стоимость и повысит качество.


Библиографический список
  1. Осипов А.В. Институт личного банкротства как антикризисный механизм долговых отношений // Проблемы современной экономики. 2015. № 2. С. 106-109.
  2. Осипов А.В. Специфика долговых отношений микрофинансовых организаций в России // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 6. С. 331-338.
  3. Статистика дел по банкротству физических лиц // Общество содействия финансовому оздоровлению. 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://finzdor.ru/Analitic/Mainmon.aspx (дата обращения: 10.11.2016).
  4. Осипов А.В. Становление института персонального банкротства в России // Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2016. № 6. С. 25-31.
  5. Занина А. Как проходит банкротство гражданина // ИД «Коммерсантъ». 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://kommersant.ru/doc/2963772 (дата обращения: 15.04.2016).
  6. Занина А., Райский А. Как сложно быть банкротом // Коммерсантъ. 2016. №181. С. 13.
  7. Мереминская Е., Еремина А. Иностранцы тоже банкроты // Ведомости. 2016. № 4122.
  8. Проблемы мировых соглашений в банкротстве граждан // ИД «Коммерсантъ». 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/3102443 (дата обращения: 30.09.2016).
  9. Занина А., Райский А. Дайте списать // Коммерсантъ. 2016. № 65. С. 13.
  10. Окунь С. Минэкономики предлагает гражданам банкротиться самостоятельно // ИД «Коммерсантъ». 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://kommersant.ru/doc/3126050 (дата обращения: от 25.10.2016).
  11. Занина А., Окунь С. Бедным должникам помогут обанкротиться // Коммерсантъ. 2016. № 174. С. 2.
  12. Городецкая Н. Совет федерации очищает власть от банкротов // ИД «Коммерсантъ». 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://kommersant.ru/doc/3138192 (дата обращения: 10.11.2016).
  13. Райский А., Занина А. Финансовые проблемы в банкротстве граждан // ИД «Коммерсантъ». 2016 [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc/2963773 (дата обращения: 15.04.2016).
  14. Осипов А.В. Долговое поведение домохозяйств: типология и параметры // Гуманитарные научные исследования. 2015. № 9. С. 233-240.
  15. Петрова С. Как банкротятся россияне // Ведомости. 2016. № 4197.
  16. Солнцев М. Закон о банкротстве физлиц не ударил по владельцам малого бизнеса // Ведомости. 2015 [Электронный ресурс]. URL:   https://vedomosti.ru/business/blogs/2015/12/10/620447  (дата обращения: 10.12.2015).


Все статьи автора «Осипов Андрей Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: