ШАРИПОВ М.А. ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ

Ключевые слова: , , , ,


ШАРИПОВ М.А. ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ


Библиографическая ссылка на статью:
// Экономика и менеджмент инновационных технологий. 2012. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://ekonomika.snauka.ru/2012/05/855 (дата обращения: 30.09.2017).

Риск – слово, используемое всеми, но каждый понимает по-своему постольку, поскольку само понятие риска парадоксально. Тем более удивительно, что этимология слова в точности неизвестна.

В книге П. Бернстайна о природе и истории риска присутствует утверждение о том, что  именно овладение стратегией поведения в условиях риска является «отличительной чертой нашего времени». Также представлено рассуждение, словно «будущее – не просто прихоть богов и что люди не бессильны перед природой. Пока человечество не перешло через эту границу, будущее оставалось зеркалом прошлого или мрачной вотчиной оракулов и предсказателей, монополизировавших знания об ожидаемых событиях»[1].

Примечательным является значение китайского иероглифа, обозначающего риск. Данный иероглиф состоит из двух символов: один указывает на угрозу, другой – на возможность.

Риск можно определить как измеримую неопределенность, характеризующуюся некоторой мерой случайности с известными вычислимыми вероятностями. Саму же неопределенность измерить невозможно постольку, поскольку она связана со случайностью, вероятность которой неизвестна.

Окружающие нас риски изменяются таким образом, что часто бывает сложно понять и проанализировать их различные стороны. Наш мир стал сложнее, и перемены в нем происходят ускоренными темпами. В глобальном масштабе бессмысленно рассматривать системные риски отдельно друг от друга постольку, поскольку сложные взаимодействия между ними могут увеличить их силу. Неопределенность, стрессы угрожают целостности тесно связанных между собой политических, экономических, социальных и технологических систем.

Взаимосвязанность элементов увеличивает неопределенность, которая в этом случае описывается экспоненциальной функцией. Эти формулы просты, но получаемые с их помощью результаты настораживают. Арифметическое увеличение числа элементов в системе ведет к геометрическому увеличению числа возможных связей, а также к экспоненциальному росту количества форм, в которых могут проявляться те или иные события.

Число возможных связей определяется по формуле:

(1),

где N – количество элементов,  L – число связей.

То есть  4 элемента – 6 связей, 10 элементов – 45 связей.

А число возможных форм явлений определяется по формуле:

(2),

где P – число форм явлений.

Стало быть, 4 элемента – 6 связей – 64 формы, 10 элементов – 45 связей – 3500 миллиардов форм.

Тесная взаимозависимость явлений в глобальном мире при­водит к различным нарушениям симметрии, сжатию времени и трудностям в различении реальных сигналов на фоне много­численных помех (см. рис.1).

 

Рисунок 1

 Рассмотрим все части, представленные на рисунке более подробно. Первая из них – более тесные взаимосвязи и взаимозависимости. Из всего множества факторов повышения сложности и напряженности в современном мире наиболее важны растущая взаимосвязанность различных явле­ний и их взаимозависимость, взаимовлияние. Значительный прогресс в сфере коммуникационных технологий, увеличение масштабов рынка за счет стран Восточной Европы, бывшего Советского Союза и Китая, к которым компании получили доступ после окончания холодной войны, а также либерализа­ция торговли и финансовых операций создали благоприятные условия для беспрецедентного роста объемов мировой торгов­ли и в особенности для оживления финансовых потоков. Это привело к более интенсивному сотрудничеству и конкуренции, повышению эффективности и бесперебойности поставок, росту числа изобретений и к заметному сокращению жизненного цикла товаров и отраслей. Поскольку между компаниями, рынками и государствами наладились тесные связи, эффекты и неожиданные, непреднамеренные последствия тех или иных событий заявляют о себе быстрее, чем раньше, а также ощуща­ются гораздо сильнее. Наши возможности по управлению рис­ком зависят от динамики рынков, функционирующих в рамках контрактных соглашений, в то время как восприятие риска часто формируется под влиянием передаваемых мировыми информационными агентствами сообщений о драматических происшествиях.

Вторая часть – асимметрия. Такое развитие становится причиной асимметрии, из-за которой второстепенные игроки и кажущиеся незначительными события вызывают неожиданный, не пропорциональный своему масштабу эффект. Тому существует множество примеров, однако в настоящее время наиболее ярким проявлением асимметрии является деятельность не связанных с конкретным государством террористов. События 11 сентября показали, что действия группы из двенадцати человек, вооруженной ножами для вскрытия картонных ящиков, могут нарушить геополитическое равно­весие в мире.

Наиболее распространенный тип асимметрии наблюдается там, где присутствуют проблемы, кажущиеся несущественными. Через несколько лет они дадут о себе знать. Преобладание муж­ского населения в Индии и Китае –  одна из таких проблем. Например, в Китае политика «одного ребенка» и предпочтение, которое долгое время отдавалось детям мужского пола, привели к демографической асимметрии: ожидается, что к 2020 году раз­ница между численностью мужчин и женщин достигнет 30 миллионов человек. Истинное значение этого явления люди поймут лишь тогда, когда сегодняшнее поколение достигнет зрелости.

Асимметрия становится все более важным фактором и ока­зывает на бизнес огромное влияние. Вероятно, оно будет только усиливаться. Возрастает роль активистов гражданского общества и неправительственных организаций, все большее значение приобретают блоги (персональные сетевые дневники), в развитых странах увеличивается процент пожилых людей пенсионного возраста, а в развивающихся странах растет число безработной молодежи. Все это ставит перед различными компаниями и правительствами трудные задачи, решение которых отнимает у руководителей все больше времени. Крупные международные компании (осо­бенно в США) очень чувствительны к влиянию некоторых из этих асимметричных факторов. Пример тому различные события недалекого прошлого. А именно в апреле 2005 года небольшая группа активистов из организации «Дети Бога за жизнь» призывала к бойкоту компании «General  Eleсtric» после того, как ее руководством было принято реше­ние о проведении исследований на материале стволовых клеток эмбрионов. В том же месяце компания «Microsoft» испытала давление со стороны других религиозных обществ, требовавших, чтобы компания прекратила лоббировать принятие закона о пра­вах представителей сексуальных меньшинств штата Вашингтон. Последовавшее за этим возмущение сотрудников привело к тому, что через две недели руководство «Microsoft» изменило свою поли­тику. Генеральные директора обеих компаний были вынуждены вмешаться, чтобы минимизировать воздействие этих рисков.

Волатильность. Финансовая волатильность показывает, в какой степени и за какой период времени повышается или понижается стоимость активов. В случае глобальных рисков волатильность является причиной очень быстрого изме­нения обстоятельств и отсутствия определенных представлений относительно того, когда система вернется в равновесие. Вола­тильность – это свойство неустойчивых систем, оно требует от бизнеса принятия эффективных и гибких решений.

Возрастание волатильности в глобальной, взаимосвязанной финансовой системе иногда приводит к появлению турбулент­ности. Это понятие заимствовано из теории хаоса.  Такого же рода процессы наблюдались на финансовых рынках в Азии во время кризиса 1997-1998 гг. и после него.

Сложные ситуации в сфере международ­ного бизнеса или социально-политические события, пред­полагающие большое число участников, порой невозможно предсказывать или регулировать. Изменения становятся дис­кретными, внезапными.

Сжатие времени. Ускоренные изменения (или сжатие времени) – отличитель­ная особенность явления, получившего название глобализации. За последние 20 лет резкие, стремительные перемены прои­зошли в политической, экономической и социальной сферах, и главная причина этого – развитие информационных и ком­муникационных технологий, изменивших ключевые параметры нашей жизни, а также позволивших полнее раскрыться нашей способности управлять ходом событий. Ускорение изменений проявляется повсюду: в возникновении поразительных научных открытий и технологических новшеств, усовершенствовавших систему производства и рынки труда, в революционных преобразованиях в сфере массмедиа. Например, исследование человеческого генома – самое сложное из всех когда-либо предпринимавшихся исследований человека. В нем участвуют более тысячи ученых из сотен институтов, которые уже в течение более десяти лет получают финансовую поддержку правительств 15 стран и множества частных компаний.

Во время первой войны в Персидском заливе миллионы зрителей смотрели в прямом эфире репортажи из Багдада и сле­дили за ракетами, попавшими в объективы телекамер. Но еще больше поражает то, что офицеры Пентагона тоже смотрели эти выпуски и получали из них информацию о реальных бое­вых действиях. В результате многие люди старшего поколения чувствуют себя так, словно живут в мире, который они пере­стали понимать.

В сфере бизнеса закон Мура показывает, каким образом технологический прогресс влияет на ускорение изменений. Для компаний, выпускающих процессоры или жесткие диски, это означало, что новый продукт, разрабатывавшийся в течение 3 лет, не будет распродан, если он появился на рынке спустя всего несколько недель после того, как другая конкурирую­щая фирма предложила эквивалентный товар. Закон Мура не будет действовать всегда (и даже сам Г. Мур не считал это возможным), однако технологические изменения продолжают стимулировать развитие и оказывать давление почти на все компании, работающие в высокотехнологичной сфере рынка. В 2003 году генеральный директор корпорации «Intel» Э. Гроув обратил внимание на то, что утечка тока может помешать даль­нейшему уменьшению размеров полупроводников на основе арсенида галлия, и утверждал, что предел такому уменьше­нию не за горами. В это же самое время ученые открыли, что арсенид гафния дает утечку тока в тысячу раз меньшую, чем арсенид галлия. В смежной области науки исследователи ком­пании «Toshiba» в 2005 году  обнаружили, что со специальными решетками, основанными на достижениях нанотехнологий, они могут заряжать литий-ионные батарейки в 60 раз быстрее, чем раньше. Эти новые батарейки начали производиться с 2006 года. В итоге жизненный цикл товара и производственный цикл резко и непредсказуемо сокращаются, при этом и производи­тели, и потребители сталкиваются с масштабными, резкими и внезапными изменениями ситуации.

Последняя часть – сигналы и шумы. Создание всемирной компьютерной сети, развитие браузе­ров и поисковых систем превратили информацию, которая еще 10 лет назад имела сравнительно высокую рыночную стоимость, в простой предмет потребления. Многие ведущие руководители, например М. Делл, глава компании «Dell Computer», тратят ежедневно по несколько часов, читая 200 электронных писем. Наступила информационная эра, и на нас хлынул поток новых, по большей части бесполезных и ненужных сведений. Возрастающий объем информации может негативно отразиться на эффективности работы многих людей: Получение нужной информации напоминает утоление жажды с помощью пожарного гидранта. Поисковая система «Google» находит тысячи страниц, но почти никто не прочиты­вает больше трех или четырех. В век избыточной информации каждый знает, что происходит, но мало кто догадывается об истинном значении происходящего. И как результат – для принятия решений мы располагаем далеко не совершенной информацией. Часто бывает сложно отделить ценные сведения от бесполезных, и это неизбежно ухудшает нашу способность рационально рассуждать. Избыток информации может замед­лить мыслительный процесс или вовсе остановить его. Какие это имеет последствия? Бизнес и власть или бездействуют, или «плывут по течению» постольку, поскольку не могут осмыслить имеющуюся информацию.

Не стоит забывать также о так называемом неприятии потерь, когда люди гораздо охотнее рискуют, чтобы избежать потерь, нежели с целью получить выгоду. Однако неприятие потерь порой исчезает, если люди отчетливо видят свои шансы на успех. В этом случае они могут перестать бояться риска и даже стать оптимистичными сверх меры. Это связано с феноменом, который можно описать так: нас меньше волнуют риски, которые как нам кажется, мы контролируем.
 

 Список литературы.

1. Клири Ш., Мальре Т. Деловой успех в неспокойные времена. М.: Вопросы экономики,  2011.

2. Ершов М.  Новые риски посткризисного мира//Вопросы экономики.  2010.№12.

3. Данилов-Данильян В. Глобальный кризис как следствие структурных сдвигов в экономике//Вопросы экономики.  2009.№7.

 



Все статьи автора «Марсель Шарипов»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: